mJournal
· Форум · Участники · Журналы · Случайный журнал · rss ·
Главная -> Журналы -> Серый Кардинал -> 27 апреля 2008 -> Комментарии Журнал виден всем   
Была не дура исключительно в одном - выпить...
 
27 апреля 2008
  11:03   Мой рассказ. Написала в 2003 году.
ОШИБКА
Предисловие

Я долго не решалась написать этот рассказ. Девушка, решившая покончить собой – это собирательный образ. В той или иной мере, я отобразила жизнь нескольких женщин, одной уже нет в живых.
Людей, считающих суицид панацеей - немало. У каждого из них на то свои причины. Нам удобнее думать, что у них серьезные психические проблемы. В большинстве случаев это так и есть. Но иногда бывает иначе. Поэтому, посмотрите вокруг, возможно кто-то нуждается в Вашей помощи и поддержке. Не думайте, что его проблемы смехотворны, не отмахивайтесь от него и не отделывайтесь общими фразами. Не сдавайтесь. Придет момент, и Вы станете тем единственным лучиком надежды, который ему так необходим. Возможно, именно Вам удастся его спасти…

Кровь… Кругом кровь, все стало багряным, даже небо. Глаза застилает туман, и жизнь уже не кажется такой важной, как казалась вчера. Как это произошло, я не знаю. Все становится второстепенным и даже смешным и наивным. Как легко! Словно птицей паришь над простором океана, свободно, просто. Почему я не поняла этого раньше? Но как это жестоко!
Когда кидаешься туда, откуда нет пути назад, никогда не думаешь о том, что считается дорогим и близким. И только спустя ровно полсекунды осознаешь, ты - ничтожество. И начинаешь ненавидеть себя. Ненавидеть так, что еще больше пытаешься оправдать свой поступок, зная, что ничего уже не исправить. Острая боль пронзает сердце, а ведь все было так чудесно. Казалось, что теперь будет только ощущение радости, в которую не веришь.

Я помню, как мы с папой пошли в парк. Был какой-то праздник, кругом играла музыка, и нарядно одетые люди смеялись и ели мороженое. Мне было пять лет, мама подарила мне ярко-красное платье с бархатной клетчатой вставкой - такое красивое, что дух захватывало. Папа и я долго ходили по парку, катались на аттракционах, и я впервые попробовала сахарную вату! Я думала, что такого не может быть, я захлебывалась от восторга, поедая это чудо маленькими порциями, и не верила, что такое вообще возможно. Аналогичного ощущения я ждала, когда …

Но все перевернулось и оказалось, что умереть тяжелее, чем жить.
Я уже не вижу окружающий мир, теперь это - кровь. Кроваво-красное сознание, словно часы с кукушкой отбивает каждую секунду мучительного существования, не давая забыться. До нирваны также далеко как до телефона. Теперь мне страшно…
Моя самая обычная жизнь, над которой я хотела посмеяться, теперь сама смеялась мне в лицо, неистово, нагло. И никого рядом. А вчера я хотела, чтобы все исчезли с лица земли. А теперь исчезала я. Исчезала как снег апреля, который тает, лишь касаясь земли… Нежеланный гость, такой чужой в это буйство весны.
Пространство сбилось куда-то в угол, а время и вовсе перестало существовать. Мне трудно думать, трудно двигаться, невозможно больно умирать и катастрофически нереально жить. Все запуталось как клубок шерсти, с которым поиграл котенок. Все должно было быть не так. Как истинный математик, я рассчитала ВСЕ, задача и ее решение должны были подходить друг другу как пара дорогих сапог к элегантной шубе из опоссума. Но что-то сломалось в моем четко отлаженном механизме. Я не учла одного…я не рассчитывала обнаружить, что так сильно любила жизнь…

Я готовилась к ЭТОМУ, готовилась давно. Сначала это было дурацкой детской мыслью о героизме. Меня кто-то крепко обидел в школе, а поскольку ничего страшнее и мстительней смерти я не знала, то подумала, что, предав себя в ее объятья, я буду отомщена и зачислена в герои. Обо мне будут лить слезы и сокрушаться всю жизнь… Но коль скоро детские обиды забываются по приходу первой любви, то и ЭТО отошло на второй план.
Мне было семнадцать. Самая неопытная и застенчивая из своих подруг, я боготворила Его, и обычное желание затащить меня в постель воспринимала как особое чувство. Я дарила ему все свои секреты, затаив дыхание, ловила взгляд его голубых глаз и все прощала. Как-то я пришла на свидание чуть раньше срока. Пытаясь унять бешеный ритм сердца, я села на лавочку, скрываемую от мира симпатичной молодой березкой. Я услышала его смех, но кое-что помешало мне ринуться к нему. Я слышала свой голос. Голос, который в заискивающих интонаций рассказывал о своей жизни всю подноготную тому, которому я верила, пожалуй, больше, чем себе. В один из наших задушевных разговоров, как раз тогда, когда мне было очень тяжело, я открылась ему полностью. Как никому и никогда. Я и не знала, что у него был диктофон, в то время вещь редкая и дорогая. Все слушали то, что принадлежало лишь ему, слушали и заходились от смеха, пошловато комментируя каждое мое слово…
ЭТО снова заняло все мои мысли. Явилось в форме коротенького письма, переписанного сотни раз. Письма, где я все прощала, но уходила, не в силах переступить свою гордость… Высокопарно и неестественно…
Но горесть первой любви сменяет любовь вторая…, взросление и новые интересы…
Вот мне уже двадцать один. С красным дипломом я закончила МАИ, похудела на семь килограмм, превратилась в блондинку с доберманом и Фиатом 1989 года.
Казалось, что высоты "трагедийного звучания" уже достигнуты и мне стоит лишь снисходительно кивать восхищенным мною знакомым…
Но, увы, все не так просто в этом мире. Устроиться на нормальную работу стоило мне двух лет жизни и язвы желудка. Но я все-таки смогла. Не знаю, каким образом я очутилась в секретариате очень известного и могущественного холдинга. Делопроизводства я не знала, мудрость ведения переговоров была для меня тайной за семью печатями. А уж о положении "хозяйки офиса" я вообще умолчу. Я знаю, как готовить кофе "Айриш крим", как подать ленч, как на одной руке грациозно нести поднос, уставленный яствами. Но я могу это делать в кругу друзей, а не "деловых партнеров", которые пожирают меня глазами, словно я не человек, а коробка печенья "Амаретто"… Математика была моей жизнью, и я рассчитывала отдать Холдингу все, что знала и умела. Но кому нужны мои знания здесь, где людей интересуют лишь модные курорты, машины и дорогущая косметика? Быстро и непонятно как росли популярность и могущество Холдинга. А когда я подошла к шефу с "рацпредложением", он ответил, что не "за идею тебе зарплату платят, девочка" и запер дверь…
В тот вечер я впервые напилась. Я мешала водку с "Пепси" и ревела белугой. Мои родители были откровенно напуганы, но изо всех сил старались это скрыть, и утешали, как могли. Все закончилось провалами в памяти, несварением желудка, увольнением с работы с мерзкой отметкой в трудовой книжке и новыми мыслями об ЭТОМ. Теперь ЕГО роль играл алкоголь. Все равно, какой, все равно сколько, лишь бы стало легко и просто совершить ЭТО. Но рядом были друзья, и через год все закончилось. Мне предстояла поездка в Америку, где я должна была представлять лучших выпускников МАИ. Двадцать четыре года, а на лице уже появились тонкие паутинки морщинок…
Америка встретила меня "голливудской улыбкой" Мисс Эммы, представителя фирмы, взявшейся опекать нашу группу выпускников. Девушка была ассом в своем деле, и буквально через десять минут мы, счастливые и чуть одуревшие от 12-и часового перелета уже сидели в сверкающем серебристом автобусе, со своим багажом, минеральной водой, которую нам раздобыла предусмотрительная Мисс Эмма и массой впечатлений. День был солнечный и жаркий, синева неба резала глаза, а яркие как попугайчики витрины так и заманивали в свои сети. Мы, довольно взрослые люди, позабыли о приличиях и вели себя словно детишки, получившие в подарок неведомую доселе игрушку. В отель мы прибыли минут через сорок, мисс Эмма собрала нас в кружок в роскошном вестибюле и поведала о том, что же нас собственно ждет. Программа была более чем насыщенной, предстояла интересная конференция, много поездок, встреч, экскурсии. Красота!
В нашей группу я была за старшую. На меня возлагались обязанности казначея, переводчика, секретаря и проч. Меня это нисколько не смущало, даже нравилось. Этакая важная птица. Но вскоре мне пришлось поплатиться за мою активность. Наши деньги и документы я хранила в маленьком переносном сейфе, с которым не расставалась ни на минуту. Однажды вечером один наш парень позвонил мне в отель из автомата в городе, сказал, что у него возникли проблемы с полицейским, что-то они друг друга не поняли (еще бы, подумала я тогда, ты же по-английски дай Бог пять фраз знаешь), словом он просил меня приехать. Я захватила с собой мой "сейф", вызвала мисс Эмму, и мы двинулись в путь, но до участка так и не доехали… Шофер и мисс Эмма очень оперативно выкинули меня из машины на пустынном шоссе, оставив без документов и средств к существованию. При падении я сильно повредила ногу, но поскольку "дураков" везти меня бесплатно не нашлось, мне пришлось ковылять к отелю на своих слабо функционирующих "двоих". Не трудно догадаться, что шла я очень долго… А когда пришла, то поняла, что самое плохое только начинается. Мисс Эмма, рыдающая, рассказывала душераздирающую историю о том, как из-за меня ее поймали и изнасиловали, а я пьяная, в баре "толкнула" все наши деньги и документы. На меня были обращены полные презрения и ненависти взгляды, словно я убила невинных младенцев.
Концовкой этой истории оказалась долгая беседа с консулом, позорное выдворение из страны, а уж как там делали документы и возвращали деньги нашей группе, я даже не интересовалась. Равно как и не интересовало меня то, почему за столь кошмарный поступок (если бы он имел место быть), меня не посадили в тюрьму, не оштрафовали и прочее, прочее, прочее…

По возвращении в Москву, я начала пить. Не просто пить, а, грубо говоря, нажираться так, что порой не понимала, как, когда, где и зачем я оказывалась в том или ином месте.
Даже и не могу сказать, сколько все это действо продолжалось. Пьющему человеку сложно отличить день от ночи или зиму от лета. Ему все равно, что происходит в мире, в городе, где он живет, да что там говорить, его собственная квартира его мало беспокоит. Меня моя уж точно не волновала. Только собака иногда возвращала меня к действительности, её же надо выводить гулять. Можно назвать это малодушием, слабостью, да как угодно. Можно за чашечкой кофе рассуждать, что так жить нельзя, что так опустится – это же кошмар… Так делали мои «подруги», первое время заходившие почитать мне нотации и с чувством выполненного долга уходящие прочь к любимым делам, верным мужьям, модным магазинам…Так я гнала мысли об ЭТОМ, я их боялась. А потому просто пила, думая, что, в конце концов, ЭТО случится само собой.
Закончилось всё уж совсем скверно. Я как-то возвращалась домой, не помню, откуда, не помню когда, но, проходя в свой подъезд, как всегда наводненный тусовками всех возрастов, я заметила одного парня, так разительно отличавшегося от всего этого пиво - вино - водочного сборища. Он стоял вдалеке и просто курил. Даже, кажется, окликнул меня. Тут я его и вспомнила, он же живет в моем подъезде, мы с ним в детстве играли, помню, в «казаки-разбойники» и «съедобное-несъедобное». Чудно даже теперь. Мне вдруг стало стыдно. Волосы, давно не крашенные, повисли спутанными желто-коричнево-черными прядями на плечах, под глазами – круги. Все тело, наверное, пропиталось смесью «ароматов» алкоголя и дешевых сигарет, джинсы протертыми пузырями висят на коленках, замызганная кофта – черная в белый катышек, вообще описанию не поддавалась. Я давно махнула на себя рукой, но в тот миг почему-то горько пожалела об этом. Но он, казалось, ничего не замечал. Он не спрашивал, правда, как мои дела, это-то было более чем очевидно, но мы премило поболтали о том, о сем. Он спросил, где я живу, и вызвался проводить. Я рассмеялась, сказав, что мы уже пришли, что я никуда не переезжала. Тогда он просто тихо предложил мне как-нибудь встретиться. Вот это было уже совсем непонятно. Конечно, свои мозги я наполовину пропила, но здравого смысла все-таки хватило, чтобы понять, что ни с какой стороны я не могла его привлечь. Но я решила не терзаться и ответила согласием, зная, что этого не произойдет никогда. Правда, осознать это было горько. Я рассердилась на него, я ведь так уже привыкла ни о чем не думать, ни о чем не сожалеть, не обращать внимания на брезгливость, сквозившую во взглядах окружающих, а главное, я строго-настрого запретила себе вспоминать себя ту, полную надежд и стремлений, красивую, молодую, целеустремленную. Но встреча с другом детства все перевернула. Мысли одолевали меня, заставляли нервничать, я начала вспоминать, мечтать даже, прости Господи! Это уже было слишком. Я откупорила бутылку пива зажигалкой. Если бы вы знали, как долго я училась этому. И как была горда, когда освоила эту науку. Ловко подсекая зажигалкой крышку, я с громким хлопком отправляла ее прочь от бутылки! Мне даже завидовали.… Но не в этом дело. Хотя нет.… Ведь именно это больше всего выбило меня из колеи. Я подумала, что когда-то я гордилась красным дипломом, успехами в работе, прочтением новой книги, освоением экзотической кухни… А теперь! Бутылку с пивом она заправски открывает, посмотрите на нее! И хотя пить мне вдруг расхотелось, я все-таки почти залпом отправила содержимое запотевшей бутылки в желудок. Привычного ощущения не ощущалось. Я закурила, оглядываясь по сторонам. Странно, на улице вроде как ясная погода, а в кухне – пасмурно. Тут до меня дошло, что окна я не мыла уже…даже не помню сколько. Шторы, когда-то белоснежные, серыми тряпками сиротливо свисали с пыльного карниза. Подоконник, устланный какими-то старыми желтыми газетами, уже тысячу лет не видел цветов. А пол… Случилось странное – я взяла в руки тряпку и стала убираться. Чтобы не загружать вас нудными деталями, скажу только, что на уборку мне потребовалось пять долгих дней. Пять! Но зато по окончании оной, моя квартира вновь приобрела уютный вид. Я же оставалась все такой же замухрышкой. И все также пила (в перерывах между мытьем полов и стиранием пыли). Я исправно выходила на работу – на рынок. Я же была дворником. Там меня даже любили, мне казалось. Вечерами, когда рынок закрывался, и все заканчивали работу, мы заходили в какую-нибудь палатку, раскладывали провиант – остатки непроданных салатов, завядшие помидоры, куриные ножки и водку, конечно, куда ж без нее, мы пили, ели. А я рассказывала «байки», как считали мои «коллеги», про МАИ, про Америку, про конференции и презентации, про «жизнь замечательных людей», тщательно избегая думать о том, что я была неотъемлемой частью этого когда-то. На рынке я подружилась с одной женщиной, сложно было сказать, сколько ей лет, так плохо она выглядела (уж кто бы говорил!). Она никогда ни на что не жаловалась, не говорила о себе, зато заботилась обо всех. Для каждого находила ласковое слово, утешала. За внешней неприглядностью скрывалась чуткая, порядочная и очень образованная женщина. Мы как-то разговорились. Вся ее семья погибла при землетрясении, она перебралась в Москву. Имея два высших образования, она, все же не без труда, устроилась работать в какой-то НИИ. В Москве жили знакомые, первое время она обитала у них. Но потом НИИ закрыли, родственникам не хотелось держать у себя приживалку, да она и сама бы не смогла так, вернуться было некуда, словом, она собрала свои вещи и перебралась в гостиницу при рынке, устроилась на работу, вот и весь сказ. История банальная, не новая, сколько их таких. Я не раз, еще в «той» жизни, слыша нечто подобное, отмахивалась от рассказчика, как от назойливой мухи. Мне это было неинтересно, не нужно, не важно. Теперь все было по-другому. Я сидела рядом с этой женщиной, смотрела на чудом уцелевшие фотографии ее детей, мужа, я плакала вместе с ней. Я не раз приглашала ее в гости, но она вежливо, но твердо отказывалась. Она никогда не одобряла моих «пьянок», сердилась на меня, но я только весело смеялась и говорила, что «хуже водки лучше нету». Она только головой качала. Наверное, она считала, что у меня нет причин так опуститься. Я же считала иначе.
В скором времени «друг детства» все же позвонил. А потом еще, и еще. Нужно ли говорить, что он дал мне новый толчок к нормальной жизни! Я почти перестала пить, я сменила работу дворника сначала на продавца на рынке, потом на кассира в магазине, а потом на администратора торгового зала. Конечно, все это произошло не за неделю, и даже не за месяц. Падать было просто, а взбираться вверх – сложнее, чем когда-либо. Я стала перечитывать старые конспекты лекций в институте, с помощью друга пошла на курсы, естественно, занялась своим внешним видом. Удивительная метаморфоза! И он всегда был рядом, такой чуткий и заботливый. Я навещала свою знакомую на рынке, она была очень рада видеть меня такой, но не раз просила быть осторожной. Я не могла понять, почему. Чего мне теперь-то бояться? Но в глазах женщины стояла тревога. А я все также весело отмахивалась. С моим другом мы стали жить вместе. В моей квартире. Когда мы съехались, я уже снова была жизнерадостной зеленоглазой блондинкой, абсолютно непьющей, носила классические костюмы и элегантные пальто, работала в туристической фирме и была безумно влюблена!
Однажды, 31 декабря, друг предложил пожениться. Я согласилась. Не скажу, что свадьба была пышной, но она была прекрасной! Море цветов посреди зимы, мои новые знакомые и коллеги, а также старые подруги, которым я, счастливая теперь, все простила! Женщина с рынка придти отказалась. Причины она не объяснила. Моя былая уверенность почти вернулась ко мне, и всем я была обязана «другу детства», а теперь мужу! Дни сменяли друг друга, а улыбка не сходила с моего лица! Мне казалось, что только теперь я обрела себя, что все только начинается. Стиралось из памяти все то, чем я жила долгое время. Сидя на заново отремонтированной кухне, мы даже смеялись над моим алкогольным прошлым. И мне казалось, что мысли об ЭТОМ больше не будет. И как всегда я ошиблась!
Мы с мужем накупили кучу всяких нужных (и ненужных вещей), обзавелись новой машиной, подоконники во всех комнатах снова были уставлены цветами. Да, забыла сказать, во время очередного экономического кризиса, когда все переменилось буквально за ночь, многие потеряли работу, мой муж был одним из них. А меня это как-то и не коснулось. Мне все это чудесным образом сыграло на руку. Так что теперь работала только я, а муж проводил все время у компьютера, который он так любил. Иногда я заводила разговоры о работе, но он лишь сердито отвечал, что меньше, чем за 500 долларов с постели не встанет. Он - гений своего дела и не намерен унижаться, обивая пороги фирм в поисках места. Ему позвонят, говорил он, его еще будут упрашивать придти на работу, а он выберет лучшее. Странно, но я ему верила. Когда я болтала со своей подругой с рынка, она не разделяла моего восторга. Она знала и жизнь, и ее изнанку. А я вскоре просто перестала ее навещать. Мне надоел ее пессимизм и вечное выражение тревоги в глазах. Я была счастлива, а она просто завидовала. Я так решила и успокоилась на этом. А потом муж стал настаивать на ребенке. Да я и сама хотела, но поскольку работала только я, меня одолевали сомнения, что я вытяну. Надо сказать, что моего непризнанного гения-мужа, звонками по-прежнему не осаждали. А ведь прошло уже два года… И все же ему удалось настоять на своем. Я забеременела. Мы вместе, мы счастливы, у нас есть все, что нужно! А теперь еще и маленький человечек, растущий внутри меня. Скромное торжество по этому поводу прошло в уютном итальянском ресторане. Изысканно, но в тоже время, так по-домашнему. Мы уже собирались уходить, как к нам подошла девушка. Сногсшибательная! Длинные русые волосы, огромные синие глаза, ноги неимоверной длины. Я как-то сразу почувствовала себя гадким утенком. Муж улыбнулся ей и пригласил за столик. Она оказалось его давней знакомой, они вместе работали. Девушка не сводила с него глаз, на меня внимания почти не обращала. Не скажу, что мне это понравилось, но я промолчала. Однако вечер был испорчен. Домой я вернулась в скверном настроении, долго торчала в ванной, а, придя в комнату, увидела, как мой муж торопливо кладет телефонную трубку на рычаг. Я промолчала вновь. Дальше все развивалось по классической схеме. Живот мой рос как на дрожжах, состояние ухудшалось – токсикоз не переставал меня мучить, все чаще приходилось оставаться дома, на работе относились к этому с пониманием, но без энтузиазма, а потом и вовсе вежливо предложили уйти в отпуск. Но я-то знала, что в этой фирме нет такой практике, а значит – я потеряла работу. Деньги у нас, конечно, были. Я много откладывала, но теперь их придется тратить! А когда родиться ребенок?! Боже мой, на меня навалилась тоска и отчаяние. Муж все чаще исчезал из дома, мотивируя это тем, что он ищет работу. А как-то он пришел и попросил денег, из тех, которые мы копили. Я держала деньги в банке, вопреки отговоркам моих друзей. К банкам еще не привыкли, отдавать свои кровные сбережения кому-то на хранение было не принято, но я знала об этом чуть больше в силу своей профессии и образования, и даже после кризиса не изменила решения. Банк был надежным, государственным, условия – выгодными. Почему бы и нет? Разумеется, на просьбу мужа я ответила согласием, предварительно выяснив, на что и сколько ему требуется. Он сказал, что устроился на работу, что ему нужен новый костюм, мобильный телефон и прочее… Как я могла отказать?! Более того, я завизжала от восторга, услышав о новой работе. Теперь нам боятся нечего. И малыш будет обеспечен. Месяц спустя у нас появился домашний кинотеатр, новый компьютер, и новая мебель для гостиной. Все это было абсолютно не нужно, но муж так гордился, что сам это приобрел, что я только улыбалась, глядя на него. Он теперь и одет был «с иголочки», а я как-то не думала о нарядах – мне с моим животом на некоторое время о моде пришлось забыть. Потом пришло время покупать кроватку и все необходимое для малыша. На машине я теперь сама не ездила, муж полностью ее оккупировал, да еще и переоформил на себя, когда пришло время. Я не возражала, мне она пока не нужна, а понадобиться – буду ездить по доверенности, какие проблемы? Я решила поехать своим ходом. Для начала – в банк. А потом уж посмотрим. В голове я набросала себе примерный маршрут, пока оформляла бумаги. Глубоким же было мое удивление, когда мне сказали, что требуемую сумму мне выдать не могут, ввиду недостаточности средств. На счету оставалось ничтожно малое количество денег. Странно… Я позвонила мужу, мобильный был отключен. Я позвонила ему на работу, он как-то звонил, а на определителе высветился номер, я его занесла в телефон, хотя муж строго-настрого просил на работу не звонить. Мол, у них это не принято. Но тут просто форс-мажорные, по моим понятиям, обстоятельства. Трубку сняла девушка. Голос я узнала сразу, он принадлежал той сногсшибательной из ресторана, и все поняла. Хотя потом мой муж и пытался что-то сказать насчет того, что они работают вместе, что я позвонила в офис…Он не работал, он обманывал меня с ней и тратил наши деньги, мои деньги, в сущности. Все поплыло перед глазами, я выбежала на улицу. День был пасмурный, темный, лил дождь, да и слезы застилали мне глаза, поэтому я не заметила, как стремительно летит на меня автомобиль. Доля секунды, и я решила, что вот ОНО, пусть ЭТО случится сейчас, быстро и легко, но в следующий миг я вспомнила про ребенка и попыталась отскочить назад к тротуару, поскользнулась, и… больше я ничего не помню. Очнулась я в больнице, живая, хоть и вся переломанная, но это было не главное. Ребенка я потеряла. Мне сказали потом, что это была девочка… Так почему я не умерла тогда? Все кончено и так. Я не хотела, не могла жить! В довершение всего мой муж, защищая свою шкуру, всем и каждому рассказывал, что я страдаю тяжелейшей депрессией, что я все жизнь живу с мыслью о суициде, что он не раз уже видел меня то с бритвой, то с таблетками, а теперь вот я под машину кинулась и убила нашего ребенка! И вновь я потеряла все – друзей, любовь, ребенка, себя… Я умерла. И тогда я приняла решение. Теперь мне не будет страшно. И ничто меня не удержит. Конечно, я помнила, что согласно христианской религии, Господь не очень-то милостив к самоубийцам, мягко говоря, но… и это меня не останавливало. Я уже и так была в аду. И я вспомнила, как моя знакомая с рынка предупреждала об опасности. Поздно, все поздно. Я вернулась домой после больницы и заперла дверь. На все замки. Достала из сумки направление на прием к психотерапевту (меня отпустили под подписку о том, что я регулярно буду посещать его), и, чиркнув спичкой, подожгла его. Потом я была готова. Под рукой не оказалось ничего подходящего, ничего, кроме пресловутой бритвы. Я даже ухитрилась улыбнуться, вспоминая байки мужа, которыми он кормил всех и каждого. Но теперь вы все поймете, что сделали со мной. Вы никогда не избавитесь от чувства вины. Я вам устрою ад на земле. Мне вдруг стало неожиданно хорошо, и даже мелькнула мысль о помешательстве. А вдруг я и правда лишилась рассудка? Но какое это имеет значение? Нет никого, кто мог бы объяснить мне хоть что-нибудь. Я удобно устроилась на диване и…

Я все сделала правильно, я не хотела, чтобы меня спасли, да и кто бы стал? У меня никого нет. Кровь хлынула сразу. Через некоторое время перед глазами все поплыло, и я упала на пол. Вся моя жизнь в считанные секунды прошла у меня перед глазами, и я еще раз убедилась в том, что поступаю верно. Но вдруг, сквозь туман, стали приходить другие мысли, быстро… назойливо… У меня была ЖИЗНЬ! Я ошибалась, я была слабой, но я ЖИЛА! Я могла все изменить, я могла что-то сделать. Сколько раз я падала, но я ведь вставала! Как я могла? Ведь жизнь дала мне так много. Я бы снова встала. Зачем? Зачем? Мне хочется кричать, но из груди вырывается хрип. Я слишком слаба, глаза закрываются сами собой. Меня стошнило. Я лежу в луже собственной рвоты, истекая кровью. Зазвонил телефон, я едва его слышу. Сработал автоответчик. Звонила моя знакомая с рынка. «Доченька, - кричала она в трубку, - доченька, я чувствую, что-то случилось. Милая, я хочу, чтобы ты знала, я всегда рядом, ты помогала мне выжить, пройти через кошмар, который постиг меня, ты мне очень дорога, я не звонила, не хотела тебя тревожить, ведь ты затаила обиду, но… Доченька, что с тобой? Перезвони мне срочно, как придешь домой. У меня есть потрясающие новости. Я очень жду, девочка моя, позвони. Мой номер…»
…Все перевернулось и оказалось, что умереть тяжелее, чем жить.
Я уже не вижу окружающий мир, теперь это - кровь. Кроваво-красное сознание, словно часы с кукушкой отбивает каждую секунду мучительного существования, не давая забыться. Теперь мне страшно… Мне очень страшно.
Моя самая обычная жизнь, над которой я хотела посмеяться, теперь сама смеялась мне в лицо, неистово, нагло. И никого рядом. А вчера я хотела, чтобы все исчезли с лица земли. А теперь исчезала я. Исчезала как снег апреля, который тает, лишь касаясь земли… Нежеланный гость, такой чужой в это буйство весны.
Пространство сбилось куда-то в угол, а время и вовсе перестало существовать. Мне трудно думать, трудно двигаться, невозможно больно умирать и катастрофически нереально жить. Все запуталось как клубок шерсти, с которым поиграл котенок. Все должно было быть не так. Как истинный математик, я рассчитала ВСЕ, задача и ее решение должны были подходить друг другу как пара дорогих сапог к элегантной шубе из опоссума. Но что-то сломалось в моем четко отлаженном механизме.
Я не учла одного… я не рассчитывала обнаружить, что так сильно любила жизнь…
И из всех моих ошибок, эту уже не исправишь…

2002-2003гг.
Я помещала его на другом своем блоге, но решила поместить сюда, может, кому-то будет интересно....

Комментарий куна - 27.04.2008 - 12:51:
Интересно,но я не читаю такие вещи.
Комментарий Серый Кардинал - 27.04.2008 - 12:53:
спасибо. многое в нем - про меня... да почти все. некоторые факты изменены только...
Комментарий куна - 27.04.2008 - 12:55:
Серый Кардинал
Я это сразу поняла,что про тебя.,поэтому и читала.
Комментарий АМИРА - 27.04.2008 - 14:39:
спасибо...
Комментарий Серый Кардинал - 27.04.2008 - 17:38:
АМИРА, за что???
Комментарий АМИРА - 27.04.2008 - 22:10:
Серый Кардинал

За твою историю, что поделилась...Себя в чем то увидела. поразмышляла....
smile.gif
Комментарий Lenchik - 28.04.2008 - 07:19:
Прочитала, Спасибо, что поделилась))) Теперь у тебя будет всё лучше, оставайся с нами)))
Комментарий Аполинария - 28.04.2008 - 21:29:
И даже сам стиль изложения хорош, тебе вообще книги писать надо начинать biggrin.gif
Комментарий Серый Кардинал - 29.04.2008 - 21:12:
biggrin.gif спасибо... пишу.... много уже рассказов накопилось....
Комментарий barbacuca - 20.07.2009 - 01:41:
Серый Кардинал,страшная история с одной стороны,не дай Бог такого никому,красиво написано с другой стороны. Можешь писать книги,однозначно.
Пусть всё у тебя будет хорошо!
Комментарий Серый Кардинал - 22.07.2009 - 10:03:
barbacuca спасибо! я очень хочу писать. как раз сейчас ищу работу. связанную с журналистикой.
Комментарий Гость - 26.02.2010 - 04:09:
Не знаю, как расценить, как будто триллер какой-то прочитал. Мне очень близко все описываемое, но что-то, как-то не так... Может я не прав, но некоторые моменты кажутся надуманными. 7 лет прошло, может быть все переменилось. Но все равно было бы интересно пообщаться, ибо твой рассказ, если он правдив, меня зацепил за живое. Оставь какие-нибудь свои координаты.


Комментарий igrex - 5.10.2012 - 23:44:
СПАСИБО...



| Цитата || Развернутый вид || Печать || Комментарии:0 |

« Предыдущая запись   Следующая запись »

Нет комментариев к выбранной записи.

  Добавить комментарий
Информация о Госте
Введите Ваше имя
  Кнопки кодов
 Расширенный режим
 Нормальный режим
  Введите сообщение
Смайлики
:huh:  :o  ;) 
:P  :D  :lol: 
B)  :rolleyes:  <_< 
:)  :angry:  :( 
:unsure:  :blink:  :ph34r: 
     
Показать всё

· Проверить длину ·
· Помощь по кодам ·
 
Вам запрещено использовать коды в сообщениях
 
 
Серый Кардинал


Переписка


Регистрация 26.04.2008
E-mail Нет доступа
Приват Отправить
WWW Нет данных
ICQ Нет данных
Профиль Перейти
Рейтинг
Рейтинг: 5,0    Голосов: 4
Список друзей
alisa Lenchik Nickov
nikasneg Кот Баюн куна
Календарь
август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Статистика
Просмотры
Сегодня: 9
Всего: 19889
Хосты
Сегодня: 5
Всего: 10831
Последний комментарий
Нет комментариев