mJournal
· Форум · Участники · Журналы · Случайный журнал · rss ·
Главная -> Журналы -> Читаем БК Журнал виден всем   
Страницы: (2) [1] 2 
06 августа 2019
  09:16   -= Запись закрыта =-

Для получения доступа к закрытым записям обратитесь к автору дневника.

| Комментарии:7 |

05 августа 2019
  13:36   Важно: Добро пожаловать.
Добро пожаловать в Журнал "Читаем БК"!

Тут мы разместили уточненный текст книги Анонимные Алкоголики, который каждый желающий член АА может использовать для личной работы.

Любой вопрос по тексту можно задать в личном сообщении на почту, ответ будет подготовлен кем-либо из анонимных алкоголиков из группы администрации этого журнала и выложен в комментариях к отрывку текста по которому будет задан вопрос.

Возможность комментировать в этом журнале будет закрыта от обычных пользователей, однако те, кто захочет обсудить текст, или отрывок из публикуемых здесь материалов, могут сделать это в своем журнале.

Цель размещения сего материала - это доступ к уточненному тексту БК для тех, кто хочет использовать его в своей личной работе.

Материал будет открываться и выкладываться постепенно.

 1. Формат прочтения текста БК будет приблизительно следующий. Ведущие собрания будут публиковать отрывок из текста, после чего в течение нескольких дней ждать вопросов. После обобщения вопросов ведущие постараются дать на них подробные ответы. Ведущие в этом журнале не будут вести философскую полемику или спорить о словах, мы будем исходить из того, что люди, которые примкнули к этому начинанию, доверяют написанному в книге и надеятся (а может даже убеждены), что выполнение программы приведёт их к выздоровлению от алкоголизма. Иными словами, мы будем считать написанное в БК правильным.

2. Если любое сообщение ведущего идёт вразрез с тем, что утверждает БК, мы просим вас игнорировать такое сообщение.

3. Без ваших вопросов это начинание бессмысленно. Вопросы плодотворны тогда, когда спрашивающий действительно хочет получить ответ, прояснить недоумение, снять противоречие или озвучить несогласие (конфликт с собственным представлением).

4. Программа БК предусматривает поступки, т.е. действия. Простое прочтение, пусть и с объяснениями не помогает от алкоголизма, к выздоровлению приводят только поступки. Ведущие будут обязательно обращать внимание на те участки текста, которые предусматривают поступки. Мы будем читать и делать то, что написано, и, что часто не менее важно, мы не будем делать того, что не написано, но витает в воздухе в виде устной традиции.

5. Данная программа эффективна для алкоголиков.

6. Что нужно. Для успешной работы вам будут необходимы честность и непредубеждённость (т.е. готовность пересмотреть свои убеждения). Теперь важное: больше ничего не нужно.

7.Для успешного выполнения программы не обязательно верить в Бога, иметь иную веру, быть членом церкви или обладать чем-то ещё. Всё, что нужно, перечислено в п.6. Мы это говорим потому, что в АА существует масса предубеждений, в частности таких, что для этой программы нужна вера, без веры в Бога тут нечего делать, что это только для религиозных людей и т.п. Мы убеждены, что это неправда. Успешно выполнить программу может любой алкоголик, и не важно, кем он к ней приступает - атеистом, агностиком или кем-то ещё, это никогда не станет препятствием при условии соблюдения п.6

С пожеланиями ясности и умиротворения rolleyes.gif

Администрация журнала "Читаем БК".

Просьба. Поскольку текст для публикации набирался вручную, возможно наличие опечаток и граматических ошибок. Просьба скопировать и сообщить в личном сообщении. Они тут же будут устранены.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

09 марта 2021
  15:55   6 я Глава К ДЕЙСТВИЮ! 2 я часть
Теперь мы нуждаемся в поступках, ибо вера без действий мертва. Изучим шаги Восьмой и Девятый. У нас есть список всех тех, кому мы нанесли ущерб, кому мы готовы его возместить. Мы составили его, когда проводили инвентаризацию. Мы подвергли себя решительной переоценке. Теперь мы выходим к своим собратьям и компенсируем вред, совершенный в прошлом. Мы пытаемся убрать тот мусор, который накопился из-за наших попыток жить в своеволии и в одиночку играть весь спектакль. Если у нас нет воли делать это, мы просим Бога, пока она не придет. Помните, что в начале мы согласились пойти на все, ради победы над алкоголем.

Возможно имеются некоторые опасения. Просматривая список деловых знакомых и друзей, пострадавших от нас, мы можем испытывать робость, относительно общения с некоторыми из них на духовной основе. Давайте успокоимся. Перед некоторыми людьми нам не нужно, а возможно и не следует подчеркивать духовную сторону так сразу. Мы можем вызвать их предвзятость. В данный момент мы пытаемся привести в порядок нашу жизнь. Но это не самоцель. Наша подлинная задача сделать себя пригодным к тому, чтобы максимально служить Богу и людям. Редко бывает разумно подходить к человеку, который все еще испытывает жгучую боль из-за нашей несправедливости и объявлять, что вы стали религиозными. В боксе это называется «ставить себя под удар». Зачем подвергать себя риску быть объявленным религиозным занудой? Мы можем убит будущую возможность нести целительное послание. Но наш человек определенно будет тронут искренним желанием исправить это. Он больше заинтересован в проявлении доброй воли, чем нашей речью о духовных открытиях. Мы не используем сказанное как оправдание для того чтобы избегать темы Бога. Если она послужит какой-либо хорошей цели, мы готовы провозгласить наши убеждения, руководствуясь тактом и здравым смыслом. Возникнет вопрос: Как вступить в контакт с человеком, которого мы ненавидели? Возможно, этот человек причинил нам больше зла, чем мы ему. И хотя наше отношение к нему могло стать лучше, нам все еще не очень-то хочется признавать перед ним свои ошибки. Тем не менее с человеком, который нам не нравится, мы выполняем это «сжав зубы». Идти к врагу труднее, чем к другу, но мы обнаруживаем, что для нас это гораздо более благотворно. Мы идем к нему в духе помощи и прощения, признавая наши прежние нездоровые чувства, и выражая свое сожаление.

Ни в коем случае не нужно критиковать такого человека или спорить. Мы просто говорим ему, что мы никогда не сможем бросить пить, пока не сделаем все возможное, чтобы исправить наше прошлое. Мы объявились, чтобы подмести нашу сторону улицы, понимая, что ничего стоящего нельзя достичь пока это не сделано. Мы никогда не говорим этому человеку, что он должен сделать. Его ошибки не обсуждаются. Мы занимаемся только нашими собственными.

Если мы поведем себя спокойно, откровенно, открыто, мы будем вознаграждены результатом.
В девяти случаях из десяти случается непредвиденное. Иногда человек, к которому мы обращаемся, признает свои ошибки, долголетняя вражда умирает в течение часа. Редко нам не удается достичь удовлетворительных улучшений. Наши бывшие врачи порой одобряют то, что мы делаем и настроены доброжелательно. Случается, что они предложат помощь. Но даже если кто-то выгоняет нас из кабинета - это уже не важно. Мы продемонстрировали наше новое отношение, сделали свою часть. Эта страница уже перевернута.

У большинства алкоголиков есть долги. Мы не увиливаем от наших кредиторов. Рассказывая о наших намерениях, мы не скрываем свое пьянство. Они сами обычно знают об этом, чего бы мы там ни думали. Мы не боимся признать наш алкоголизм, основываясь на предположении, что это может нанести финансовый ущерб. При таком подходе, реакция самых безжалостных кредиторов бывает иногда поразительной. Даже достигая наилучших договоренностей, мы ставим этих людей в известность, что сожалеем о том, что наше пьянство вынуждало нас задерживать выплаты. Мы должны избавиться от страха перед кредиторами, чего бы нам это ни стоило, иначе мы начнем пить из-за страха встретиться с ними.

Возможно, некоторые из нас совершали преступления против закона, за которые мы могли бы оказаться в тюрьме, если бы об этом стало известно властям. У нас может не быть денег и их негде взять. Мы уже доверили это другому человеку, но мы уверены в том, что, если это станет известно, мы попадем в тюрьму или нас уволят с работы. Часто речь идет о незначительном преступлении, например, подделке счета. Многие из нас делали подобные вещи. Возможно, мы в разводе, у нас новая семья, но мы не заплатили алименты бывшей жене. Она возмущена и получила ордер на наш арест. Это также довольно распространенная неприятность.

Хотя эти формы компенсации в других случаях могут быть самыми различными, существуют общие принципы, к которым мы относимся как к ориентирам. Напоминая себе, что для обретения духовного опыта мы решили пойти на все, мы просим дать нам силы и руководство для правильных действий и указать направление действий, какими бы ни были последствия для нас лично. Мы можем потерять работу или репутацию, нам может грозить тюрьма, но наша воля должна оставаться непоколебимой. Должна. И мы не должны отступать ни перед чем.

Обычно в наши поступки вовлечены другие люди. Таким образом мы не должны быть поспешными и глупыми мучениками, которые бессмысленно жертвуют другими, дабы спасти себя из алкогольной западни. Один наш знакомый женился второй раз. Из-за переживания обид и пьянства, он какое-то время не платил своей первой жене алиментов. Будучи в ярости, она пошла в суд и добилась ордера на его арест. Он начал жить по нашим правилам, получил работу, одним словом, был на плаву. Было бы показным героизмом, если бы он пошел к судье и сказал: «Вот он я».

Мы считаем, что, если бы в этом возникла необходимость, он должен был бы сделать это с готовностью, но, если бы он оказался в тюрьме, то не смог бы обеспечить ни одну ни другую семью. Мы предложили ему написать своей первой жене, признать свои ошибки и попросить у нее прощение. Он сделал это, а также послал ей немного денег. Он рассказал ей, что он попытается сделать в будущем. Он написал, что готов сесть в тюрьму, если она на этом настаивает. Она, конечно, не настаивала, и вся ситуация с тех пор уладилась.

Прежде, чем предпринять радикальные действия, которые могут затронуть других, мы должны заручиться их согласием. Если мы получили разрешение, посоветовались с другим, попросили помощи у Бога, и этот радикальный шаг означен, мы не должны уклоняться.

Я вспоминаю историю одного из своих друзей. В те времена, когда он пил, он принял определенную сумму денег от конкурента, которого он ненавидел. Расписку он ему не дал. В последствии он отрицал, что брал эти деньги, и использовал инцидент для того, чтобы дискредитировать этого человека. Он воспользовался своим же дурным поступком, чтобы подорвать репутацию своего конкурента. Тот разорился.

Ему казалось, что он причинил своему конкуренту ущерб, который невозможно исправить. Он боялся, что если бы он раскрыл это старое дело, что он разрушит репутацию своего партнера, обесчестит семью и лишится средств к существованию. Какое право он имел подвергать опасности зависевших от него людей? Как мог он сделать публичное заявление, восстанавливающее репутацию своего конкурента?

Посоветовавшись с женой и партнером, он пришел к выводу, что лучше пойти на эти риски, чем предстать перед Творцом, будучи виновным в чудовищной клевете. Он понял, что должен передать результат в руки Бога или он снова начнет пить и тогда все равно будет все потеряно. Он пошел в церковь впервые за много лет. После проповеди он встал и объяснил всем прихожанам свою ситуацию. Его поступок был одобрен всеми, и сегодня он один из самых доверенных граждан своего города. Все это случилось много лет назад.

Весьма вероятно, что у нас есть проблемы дома. Возможно у нас сложные отношения с женщинами, которые бы мы не хотели афишировать. Мы сомневаемся, что в этом вопросе алкоголики фундаментально хуже других людей. Но пьянство действительно осложняет сексуальные отношения в доме. После нескольких лет жизни с мужем – алкоголиком женщина становится измотанной, исполненной переживанием обид, замкнутой. Как могла она быть другой? Муж чувствует себя одиноко, сожалеет о себе. Он начинает озираться по сторонам в ночных клубах и тому подобных заведениях совсем не в поисках алкоголя.

Возможно, у него тайный бурный роман с «девушкой, которая понимает». Может она в самом деле понимает его, но тогда что нам делать в подобной ситуации? Временами такой человек чувствует сожаление, особенно если он женат на верной и стойкой женщине, которая буквально прошла через все горнила ада из-за него.

Какой бы ни была ситуация, обычно все равно мы должны что-то делать. Если вы уверены, что жена не знает, нужно ли сказать ей? Нам кажется, что не всегда. Если она знает, что мы вели себя распущенно, нужно ли ей рассказывать подробности? Разумеется, следует признать ошибку. Возможно, она будет настаивать, чтобы мы выложили все подробности. Она захочет знать, что эта женщина и где она живет. Мы считаем, что нужно сказать жене, что мы не имеем право вовлекать в нашу ситуацию другого человека. Мы сожалеем о том, что было, и надеемся, даст Бог, что это больше не повторится. Большего мы сделать не можем, у нас нет права идти дальше, конечно, могут быть заслуживающие оправдания исключения, мы не предлагаем никаких строгих правил, однако же мы убедились, что упомянутая линия поведения-самая правильная.

Описанный нами образ жизни не является улицей с односторонним движением. Он подходит обоим супругам. Если мы в состоянии забыть, то и жена способна на это. Лучше все же не повторять без крайней необходимости имя человека, если оно вызывает приступы ревности.

Могут быть случаи, в которых требуется полная откровенность. Посторонние не могут оценить такую сугубо интимную ситуацию. Иногда обе стороны решают, что любовь, доброта и здравый смысл предлагают только один путь – забыть и простить. Каждая из сторон может молиться, чтобы это стало возможным, думая при этом лишь о счастье другой стороны. Помните, однако же, что мы имеем дело с одной самой страшной человеческой эмоцией – ревностью. Может быть, лучше вести наступление на эту проблему с фланга, нежели атаковать ее в лоб.

Если у вас нет никаких сложностей, есть многое, что нам следует сделать дома. Иногда мы слышим, как алкоголик заявляет, что всё, что ему нужно делать, - это быть трезвым. Конечно, надо быть трезвым, чтобы был дом и семья. Но одного этого недостаточно для жены или родителей, с которыми он в течение многих лет обращался так безобразно. Терпеливость матерей и жён, которые имеют дело с алкоголиками, поистине невероятна. Если бы её не было, у многих из нас не было бы сегодня дома. Возможно, нас уже не было бы в живых.

Алкоголик бурей проносится через жизни других людей, разбивая сердца, умерщвляя привязанности, вытравливая чувства. Эгоизм и отсутствие привычки принимать во внимание чувства и интересы окружающих создавали хаос в доме. Мы считаем, что те, кто думают, что достаточно быть трезвыми, ошибаются. Такой человек напоминает фермера, который вылез из погреба, где он прятался от урагана, и, увидев свой дом разрушенным, говорит жене: «Ничего страшного, голуба, главное, что ветер прекратился».

Нас ждёт длительный период реконструкции, в котором мы должны быть зачинателями. Покаянные речи и невразумительные извинения не оплатят всех счетов. Надо откровенно, вместе с семьёй, проанализировать прошлое, как оно видится нам теперь, не пытаясь при этом критиковать других. Пусть их недостатки будут вопиющими, однако велика вероятность, что наши собственные поступки, отчасти ответственны. Итак, мы, вместе с близкими вычищаем наш дом, и, ежеутренне, во время медитации, просим Творца указать нам путь терпения, терпимости, доброты и любви.

Духовная жизнь – Это не теория. Мы должны жить духовной жизнью. Если ваша семья не выражает желания жить духовной жизнью, не нужно ей это навязывать, не нужно вести бесконечные разговоры о духовных вопросах. Со временем они изменятся. Наше поведение убедит их больше, чем наши слова. Нужно помнить, что 10-20 лет пьянства сделают скептика из кого угодно.

Могут быть так же проступки, которые нам никогда не удастся исправить. Мы не беспокоимся о них, если можем честно сказать себе, что исправили бы их, если смогли. Есть люди, с которыми не получится увидеться – мы посылаем откровенные письма. В некоторых случаях не следует действовать опрометчиво, может быть уважительная причина для отсрочки, но не нужно откладывать эти дела, если они зависят только от нас. Нужно вести себя разумно, тактично, смиренно, учитывая интересы других людей, но, при этом, не расшаркиваясь и не раболепствуя перед ними. Бог помогает нам прочно стоять на ногах, мы не должны ни перед кем ползать и унижаться.

Если мы будем старательны на этом этапе нашего развития, то испытаем изумление еще до того, как половина окажется позади. Мы познаем новую свободу и новое счастье. Мы не будем сожалеть о нашем прошлом и вместе с тем не захотим полностью забывать о нем. Мы постигнем, что такое чистота, ясность и познаем покой. Неважно как низко мы пали в прошлом, мы увидим, как наш опыт может быть полезен другим. Исчезнут ощущения ненужности и жалости к себе. Мы потеряем интерес к эгоистическим вещам и в нас усилится интерес к нашим ближним. Уйдет своекорыстие. Изменится всё наше отношение к жизни, исчезнет страх перед людьми и экономическая незащищенность. Мы интуитивно будем знать, как вести себя в ситуациях, которые раньше нас озадачивали. Мы внезапно осознаем, что Бог делает для нас то, что мы не могли сами сделать для себя.

Не являются ли эти обещания непомерными? Нет. Мы полагаем, что все это произошло со многими из нас, с одними быстро, с другими медленно. Все они материализовывались, если мы прикладывали усилия. Эта мысль подводит нас к Десятому шагу, который предлагает продолжать личную инвентаризацию и продолжать исправлять те новые ошибки, которые мы делаем на своем пути. Мы энергично начали так жить, когда расчистили свое прошлое. Мы вошли в мир Духа. Наша следующая функция – возрастать в понимании и эффективности. Это не приходит за один день. Это должно продолжаться всю нашу жизнь. Продолжайте отслеживать эгоизм, нечестность, переживания обид и страх. Если они появляются, мы сразу просим Бога избавить нас от них. Мы немедленно обсуждаем их с кем-нибудь и быстро возмещаем ущерб, если кому-нибудь мы нанесли его.

Затем с готовностью обращаем наши мысли к кому-либо кому мы можем помочь, любовь и терпимость к другим определяют наш кодекс.

И еще – мы перестали бороться с чем-либо или с кем-либо, даже с алкоголем. Ибо к этому времени к нам уже вернулось здравомыслие. Мы будем редко интересоваться алкоголем. Если возникнет искушение, мы отшатнемся от него, как от огня. Мы реагируем здраво и нормально, и мы обнаружили, что это произошло автоматически. Мы обнаружили, что наше новое отношение к алкоголю было дано нам без каких-либо мыслей и усилий с нашей стороны. Оно просто пришло. В этом заключено чудо. Мы больше не боремся и не избегаем соблазнов. Мы ощущаем себя как будто нас поместили в положение нейтралитета, безопасное и защищенное. Мы даже не зарекались, проблема ушла сама. Она больше не существует. В нас нет самоуверенности, но нет и страха. Таков наш опыт. Именно так мы реагируем до тех пор, пока поддерживаем здоровое духовное состояние.

Существует опасность, забросить эту духовную программу действий и почить на лаврах. Тогда нас подстерегает опасность, потому что алкоголь – коварный враг. Мы не излечились от алкоголизма. Просто каждый день нам даётся отсрочка приговора при условии поддержания духовного состояния. Каждый день, это день когда, мы должны вносить во все наши действия видение Божьей воли. «Как мне служить Тебе?- наилучшим образом- Да исполнится воля Твоя (не моя)». Именно эти мысли должны быть с нами постоянно. Мы можем использовать свою силу воли, руководствуясь этим принципом во всём, что мы желаем. В этом состоит правильное использование воли. Немало было сказано о том, что Бог даёт нам силу, вдохновение и руководство, ибо Он обладает всеобъемлющим знанием и мощью. Если мы прилежно следовали указаниям, то начали ощущать, как Его Дух вливается в нас. В какой-то мере мы осознали Бога. Мы стали развивать в себе это жизненно важное чувство. Но мы не должны останавливаться на этом. Мы должны двигаться дальше, то есть совершать поступки.
Одиннадцатый шаг предлагает молитву и углублённое размышление. Мы не должны стыдиться молитвы. Те, кто лучше нас, постоянно прибегают к ней. Она работает при усердии и правильном отношении к ней. Легко обойтись туманными формулировками в данном вопросе. Но мы верим, что можем предложить кое-что ценное и определённое.
Когда мы ложимся спать, мы конструктивно рассматриваем прожитый день. Не были ли в течение дня исполнены переживаниями обид, нечестными, боящимися? Может быть, мы должны извиниться? Может, мы кое-что затаили про себя, что следует немедленно обсудить с кем-нибудь? Проявляли ли мы любовь и доброту ко всем окружающим? Что мы могли бы сделать лучше? Может, в основном мы думаем только о себе? Или мы думали о том, что мы можем сделать для других, о нашем вкладе в общее течение жизни? Не нужно только поддаваться беспокойству, угрызениям совести или мрачным размышлениям, ибо в этом случае наши возможности приносить пользу другим уменьшаются. Вспомнив события прожитого дня, мы просим прощения у Бога и спрашиваем Его, как нам исправить наши ошибки.

Проснувшись утром, надо подумать о предстоящих 24 часах. Мы рассматриваем наши планы на день. Прежде, чем начать мы просим Бога направить наши мысли в верное русло, особенно прося увести их от жалости к себе, нечестных и корыстолюбивых мотивов. При таких условиях мы можем с уверенностью полагаться на наши умственные способности – как-никак, а Бог дал нам мозги, чтобы мы ими пользовались. Наши мысли станут гораздо возвышеннее, когда мы освободим наши рассуждения от неверных мотивов.

Размышляя о предстоящем дне, мы можем не иметь готовых решений. Может быть, мы не способны решить, какие действия предпринять. В этом случае мы просим Бога вдохновения, интуитивные мысли или решения. Мы успокаиваемся и не нервничаем. Мы не боремся. Мы с удивлением обнаруживаем, что, при продолжении подобной практики, через некоторое время правильные ответы приходят сами собой. То, что было раньше наитием или случайным проблеском вдохновения, становится рабочей частью ума. Так как вначале мы ещё неопытны, поскольку мы совсем недавно установили контакт с Богом, отнюдь не всегда мы будем испытывать вдохновение. За самонадеянность нам, наверно, придётся расплатиться. Мы будем совершать нелепые поступки и увлекаться ложными идеями, но со временем наше мышление поднимется на уровень вдохновения, и мы сможем рассчитывать на него.

Обычно, мы заканчиваем период углублённого размышления молитвой, чтобы в течение всего дня, нам было показано, каким должен быть наш следующий шаг, и чтобы нам было дано всё то, что необходимо для решения таких проблем. В особенности мы просим освободить нас от своеволия и при этом помним, что не следует просить что-либо только для себя. Мы можем просить что-либо для себя, если это поможет другим. Мы стараемся никогда не молиться о своих собственных эгоистических целях. Многие из нас потратили массу времени на это, но это не работает. Нетрудно понять почему.

Если обстоятельства позволяют, мы просим наших жён или друзей присоединиться к нам в нашем утреннем углублённом размышлении. Если мы принадлежим к религии, которая требует определённого утреннего ритуала, мы так же придерживаемся его. Если мы не принадлежим ни к какой религии, то мы иногда выбираем и заучиваем некоторые молитвы, подчёркивающие принципы, которые мы обсуждали. Так же существует масса полезных книг. Предложения на этот счёт можно получить у священника, служителя или раввина. Поспешите понять, в чём правы религиозные люди. Воспользуйтесь тем, что они предлагают.

В течение дня, если появляются сомнения или волнения мы делаем паузу и просим Бога о правильной мысли или действии. Мы постоянно напоминаем себе, что мы больше не играем в одиночку весь спектакль, смиренно говоря про себя много раз за день: «Да исполнится воля Твоя». От этого уменьшается опасность возникновения волнений, страха, злобы, беспокойства, жалости к себе и принятия глупых решений. Мы становимся гораздо более продуктивными. Мы не так легко утомляемся, потому что не сжигаем бессмысленно энергию, как это было раньше, когда пытались строить жизнь таким образом, чтобы она устраивала только нас.

Всё это, в самом деле, работает.

Мы, алкоголики, недисциплинированны, поэтому мы позволяем Богу дисциплинировать нас тем простым способом, который мы только что описали.

Но это ещё не всё. Всё в большей мере требуются действия. «Вера без действий мертва». Следующая глава полностью посвящена Двенадцатому шагу.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

20 ноября 2020
  11:48   ГЛАВА 6 К ДЕЙСТВИЮ! 1 Часть
ГЛАВА 6
К ДЕЙСТВИЮ!
Свернутый текст
Проведя личностную инвентаризацию, что нам следует делать с этим? Мы пытались выработать новые взгляды, обрести новые взаимоотношения с нашим Творцом и обнаружить препятствия на нашем пути. Мы признали некоторые дефекты; выяснили в общем виде, в чем наша беда; мы точно установили в нашей личностной инвентаризации испорченные вещи. Теперь от всего этого надо избавиться. Это требует от нас действия, выполнение которого будет означать, что мы признали перед Богом, перед самим собой и перед другим человеком истинную природу наших дефектов. Это подводит нас к Пятому шагу программы выздоровления, о которой шла речь в предыдущей главе.

Возможно это трудно, особенно обсуждение наших дефектов с другим человеком. Мы считаем, что сделали вполне достаточно, признав эти вещи перед собой. Однако же в этом можно и усомниться. На практике обычно обнаруживаем недостаточность самооценки наедине с собой. Многие из нас считают, что нужно идти значительно дальше. Мы гораздо больше примирились с необходимостью обсудить самих себя с другим человеком, когда увидели веские причины почему это нужно сделать. С начала самая веская причина: если мы пропустим этот важный шаг, мы не сможем преодолеть пьянство. Время от времени новички пытались придерживать некоторые факты своей жизни. Пытаясь избежать этого смиряющего опыта, они обращались к более удобным способам.

Почти всегда они напивались. Упорно придерживаясь остальной части программы, они удивлялись, почему они терпели провал. Мы считаем, что причина в том, что они вовсе не завершили уборку в своем доме. Они успешно провели инвентаризацию, но крепко вцепились в самые негодные вещи на складе. Им только казалось, что они утратили эгоизм и страх; они только думали, что смирили себя. Но они не познали в достаточной мере смирение, бесстрашие и честность, в том смысле как мы находим это необходимым, пока не рассказали кому-нибудь всей своей жизненной истории.

Больше, чем кто бы то ни было, алкоголик ведет двойную жизнь. Он в значительной мере актер. Внешнему миру он преподносит свой сценический образ. Он хочет, чтобы окружающие видели его именно таким. Он хочет иметь определенную репутацию, но в глубине души понимает, что не заслуживает ее.

Эта несообразность усиливается благодаря тем вещам, которые он вытворяет во время пьянок. Придя в себя, он испытывает отвращение, к некоторым эпизодам, которые он смутно помнит. Эти воспоминания – кошмар. Он трясется от мысли, что кто-то мог лицезреть его. Как можно скорее он заталкивает эти воспоминания глубоко внутрь себя. Он надеется, что они никогда не выйдут на свет. Он находится в постоянном напряжении и страхе, и это способствует еще большему пьянству.

Психологи склонны согласиться с нами. Мы тратили тысячи долларов на обследования. Мы знаем лишь несколько примеров, когда мы предоставляли этим докторам благоприятную возможность помочь нам. Мы редко говорили им всю правду, как и редко следовали их советам. Не желая быть искренними, с этими сочувствующими нам людьми, мы не были честными и с кем-либо еще. Неудивительно, что многие медики весьма невысокого мнения об алкоголиках и их шансах на выздоровление!

Если мы собираемся жить долго и счастливо в этом мире, мы должны предстать предельно искренними перед кем-нибудь. Справедливо и естественно, что мы хорошо подумаем перед тем, как выбрать человека, или людей, с которыми мы можем выполнить этот интимный и конфиденциальный шаг. Те из нас, чья религия требует исповеди, должны захотеть и конечно захотят пойти к тем духовным лицам, которые согласно своему сану обязаны принять ее. Хотя мы не связаны с религией, все же будет неплохо поговорить с кем-либо из духовных лиц организованных религий. Мы часто обнаруживаем, что такой человек способен увидеть и понять нашу проблему. Конечно же иногда нам встречаются люди не способные понять алкоголиков.

Если мы не можем или предпочтет не делать этого, то ищем среди своих знакомых понимающего друга, который умеет хранить тайны. Таким человеком возможно станет наш врач или психолог. Это может быть член нашей семьи, но мы не можем раскрывать перед женой или родителями, то что причинит им боль и сделает их несчастными. У нас нет права спасать свою шкуру за счет другого человека. Такие эпизоды нашей истории мы рассказываем тому, кто поймет и не пострадает. Правило заключается в том, что мы должны быть взыскательными к себе, но тактичными к другим.

Несмотря на большую необходимость в том, чтобы обсудить с кем-либо самих себя, может случится так, что рядом не окажется нужного человека. Если обстоятельства таковы этот шаг может быть отложен, но только если мы держим себя в полной готовности пройти его до конца, при первой возможности. Мы это говорим потому, что всерьез озабочены, чтобы для беседы был выбран правильный человек. Важно, чтобы он был способен хранить тайну; чтобы он полностью понимал и одобрял то, к чему мы ведем; чтобы он не пытался изменить наш способ действия. Но мы не должны пользоваться этим как явным предлогом для откладывания на потом.

Решив, кто выслушает наш рассказ, мы не теряем ни минуты. У нас есть написанная инвентаризация и мы готовы к долгому разговору. Мы объясняем нашему собеседнику, что мы собираемся делать и почему нам необходимо сделать это. Он должен понять, что речь идет о нашей жизни и смерти. Большинство людей, если подойти к ним таким образом, будут рады помочь, наше доверие окажет им уважение.
Мы отбрасываем нашу гордость и приступаем к этому, освещая каждое искажение в характере, каждый темный уголок прошлого. Как только мы совершим этот шаг, не утаив ничего, мы возрадуемся. Мы сможем смотреть миру в глаза. Мы сможем быть наедине в совершенном покое и легкости. Наши страхи покидают нас. Мы начинаем ощущать близость нашего Создателя. Раньше у нас могли быть определенные убеждения, но теперь мы начинаем обретать духовный опыт. Часто приходит твердое ощущение, что проблема пьянства исчезла. Мы чувствуем себя на Главной Магистрали, двигаясь рука об руку, с Духом вселенной.

Вернувшись домой, мы находим место, где мы можем часок побыть в безмолвии, тщательно рассматривая то, что мы совершили. От глубины души благодарим Бога, за то, что мы узнали Его. Взяв с полки эту книгу, мы открываем страницу, на которой перечислены Двенадцать Шагов. Внимательно читая первые Пять Шагов, мы спрашиваем себя, не упущено ли нами что-нибудь. Мы ведь строим арку, через которую в итоге мы выйдем свободными людьми. Прочно ли мы строим? Правильно ли камни лежат? Не поскупились ли мы на цемент, который пошел на фундамент? Не пытались ли мы сделать строительный раствор без песка?

Если ответы на эти вопросы удовлетворяют нас, то мы смотрим на Шестой шаг. Мы уже подчеркивали, что необходима готовность. Готовы ли мы сейчас позволить Богу устранить из нас все эти вещи, которые мы признали, как нежелательные? Может ли Он сейчас забрать их все – каждую в отдельности?

Если мы все еще цепляемся за что – то, чему не хотим позволить уйти, то мы просим Бога помочь быть готовыми.

Когда мы готовы, мы говорим примерно следующее: «Сейчас я готов мой Создатель, чтобы Ты взял меня всего, и хорошего и плохого. Я молю, чтобы ныне Ты устранил во мне каждый из дефектов характера, что мешает мне быть полезным для Тебя и моим ближним. Даруй мне силу, ибо я выхожу отсюда чтобы выполнять Твою волю. Аминь.». Так мы завершили Седьмой шаг.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

09 октября 2020
  09:52   Глава 5. КАК ЭТО РАБОТАЕТ Часть 2.
Затем мы приступили к выполнению решительных действий , и первым шагом из них была уборка в личном хозяйстве, чем многие из нас никогда не пытались заняться. Хотя наше решение было жизненно важным, ключевым шагом, оно не оказало бы длительнго эффекта, если бы незамедлительно не сопровождалось серьезными усилиями в целью обнаружить в нас самих всё, что сковывало нас, и избавиться от этого. Наше пьянство было лишь симптомом. Итак мы должны были добраться до условий и причин.

Поэтому мы приступили к личностной инвентаризации. Это был Четвертый шаг. Предприятие, которое не проводит регулярной инвентаризации, обычно разоряется. Проведение коммерческой инвентаризации - это процесс поиска и восприятия фактов. Это усилие, направленное на то, чтобы узнать правду о товарных запасах. Цель – выявить испорченные или не пользующиеся спросом товары, чтобы незамедлительно и без сожаления избавиться от них. Если владелец предприятия намерен успешно вести дело, он не может обманывать себя в том, что касается ценности вещей.

Мы проделали в точности то же самое по отношению к своей жизни. Мы честно провели инвентаризацию. Прежде всего мы выявляли изъяны в своем характере, которые были причиной наших провалов. Будучи убежденными, что наше собственное «я», проявлявшееся различными способами, было тем, что нанесло нам поражение, мы рассмотрели его обычные проявления.

Проживание обиды* – это враг "номер один". Она разрушает алкоголиков больше, чем что – либо другое. Из нее произрастают все виды духовных недугов, ибо мы были больны не только умственно и физически, но и духовно. Когда побеждается заболевание духа, мы выздоравливаем умственно и физически. Разбирая обиды, мы изложили их на бумаге. Мы составили список людей, организаций или принципов, на которые мы злились. Мы спросили себя, почему мы злимся. В большинстве случаев выяснилось, что страдали или находились под угрозой наше самоуважение, наш кошелёк, наши амбиции, наши личные взаимоотношения (включая сексуальные). Итак, мы были обижены. Мы «кипели».

В своем списке обид против каждого имени мы указали нанесённые нам раны. Были ли задеты наше самоуважение, наша безопасность, наши амбиции, наши личные или сексуальные отношения?


Обычно мы писали столь же определённо, как в этом примере:


Я обижен на: Мистера Брауна. Причина: Ухаживает за моей женой. Задевает мои: Сексуальные отношения. Самоуважение (страх).

Рассказал моей жене о моей любовнице. Задевает мои: Мои сексуальные отношения. Самоуважение (страх).
Браун может получить мою должность. Задевает мои: Безопасность. Самоуважение (страх).

Я обижен на: Миссис Джонс Причина: Она чокнутая – унизила меня. Она посадила своего мужа за пьянство. Он мой друг. Она сплетница. Задевает мои: Личные взаимоотношения. Самоуважение (страх).

Моего начальника Причина: Самодур, несправедливый, властный. Грозит уволить меня за пьянство и составление дутых счетов. Задевает мои: Самоуважение (страх). Безопасность.

Мою жену Причина: Не понимает меня и пилит. Ей нравится Браун. Хочет записать дом на свое имя. Задевает мои: Гордость, личные сексуальные взаимоотношения, безопасность (страх).

Мы оглянулись на свою жизнь. Важны были только тщательность и честность. Закончив, мы внимательно рассмотрели написанное. Первое, что стало очевидным, - что этот мир и его люди часто бывают весьма не правы. Дальше вывода что другие неправы, почти никто из нас не заходил. Обычно все сводилось к тому, что люди продолжали ранить нас, а мы оставались обиженными. Иногда мы испытывали угрызения совести, и тогда были обижены на себя. Но чем больше мы боролись и пытались настоять на своём, тем хуже шли наши дела. Как на войне, победителю только кажется, что он одержал победу. Наши моменты торжества были непродолжительными.

Совершенно очевидно, что жизнь, в которой есть место глубокой обиде, ведёт лишь к опустошенности и несчастью. В какой мере мы допускаем это, в точно такой же степени мы бездумно растрачиваем часы, которые могли быть стоящими. А для алкоголика, чья надежда состоит в поддержании и росте духовного опыта, прокручивание обиды – весьма чреватое занятие. Мы обнаружили, что оно приводит к смерти. Ибо, вынашивая такие чувства , мы изолируем себя от сияния Духа. Безумие алкоголя возвращается, и мы снова пьём. А для нас пить – значит умереть.

Если мы намерены жить, мы должны быть свободны от гнева. Такое негодование и умопомрачение – не для нас. Они могут быть сомнительной роскошью для людей нормальных, но для алкоголиков всё это – яд.

Мы вернулись к своему списку, ибо в нём был ключ к будущему. Мы были готовы взглянуть на него с совершенно другой точки зрения. Мы начали понимать, что этот мир и его люди в действительности управляли нами. При таком положении вещей, злодеяния других людей, надуманные или реальные, обладали силой, способной поистине убить. Как же мы могли спастись? Мы поняли, что эти обиды должны быть преодолены, но как? Нашего желания избавиться от них было недостаточно, как и желания избавиться от алкоголя.

Наш путь был таким. Мы осознали, что люди, причинявшие нам зло, были, возможно, духовно больны. Хотя нам и не нравились симптомы их недуга и то, как эти симптомы задевали нас, они, подобно нам самим, тоже были больны. Мы просили Бога помочь нам проявить к ним такую же терпимость, те же сострадание и терпение, с которыми мы охотно отнеслись бы к больному другу. Когда кто-то обижал нас, мы говорили себе: “Это больной человек. Как я могу быть полезен ему? Боже избавь меня от гнева. Да исполнится воля Твоя”.

Мы избегаем возмездия или споров. Ведь мы не стали бы так относиться к больному человеку. Если мы будем так поступать, мы загубим нашу возможность быть полезными. Мы не можем быть полезными всем людям, но Бог, во всяком случае, покажет нам, как выработать доброе и терпимое отношение к каждому.

Еще раз обратимся к нашему списку. Выбросив из головы мысли о прегрешениях, совершенных другими, мы с решимостью принялись искать наши собственные ошибки. Где мы были эгоистичными, нечестными, своекорыстными и напуганными? Даже если какая- либо ситуация возникла не только из-за нашего проступка, мы старались полностью игнорировать участие в ней другого человека. В чём мы должны были повиниться? Ведь это была наша инвентаризация, а не другого человека. Когда мы видели свои проступки, мы заносили их в список. Мы положили их перед собой, записанными черным по белому. Мы честно признали свои ошибки и были готовы всё исправить.

Обратите внимание, что слово “страх” указано в скобках в описании трудностей, связанных с мистером Брауном, миссис Джонс, начальником и женой. Это краткое слово каким то образом затрагивает почти все стороны нашей жизни. Страх был порочной, разъедающей нитью; ткань нашего существования была пронизана им вдоль и поперёк. Он приводил в движение цепь обстоятельств, которые приносили нам незаслуженные, как мы полагали, несчастья. Но не сами мы ли сами запускали этот механизм? Иногда нам кажется, что страх следует поставить в один ряд с воровством. По-видимому, он приносит еще больше бед.

Мы тщательно рассмотрели наши страхи. Мы изложили их на бумаге, даже если они не были связаны ни с какими обидами. Мы спросили себя: почему мы испытывали эти страхи? Не потому ли нас подвела самонадеянность? В определённой мере самонадеянность была хороша, но эта мера оказалась весьма ограниченной. Некоторые из нас когда-то были очень самоуверенны, но это не решило полностью ни проблему страха, ни какую либо иную проблему. Когда страх делал нас нахальными было еще хуже.

Возможно, есть более хороший путь – мы так считаем. Ибо сейчас мы опираемся на другую основу, основу доверия Богу и упования на Него. Мы гораздо больше доверяем безграничному Богу, чем нашему ограниченному «я». Мы существуем в этом мире чтобы играть ту роль, которую назначает Он. До тех пор пока мы действуем так, как, мы думаем, угодно Ему, и смиренно полагаемся на Него, Он дарует нам способность противостоять любой беде со спокойствием и ясностью.

Мы никогда ни перед кем не оправдываемся за то, что полагаемся на нашего Создателя. Мы можем смеяться над теми, кто считает что духовность - путь слабости. Парадоксально, но это путь силы. Многовековой опыт показывает, что вера означает мужество. Все верующие люди обладают мужеством. Они доверяют своему Богу. Мы никогда не извиняемся за веру в Бога. Вместо этого мы позволяем Ему показать через нас что, что Он в состоянии совершить. Мы просим Бога устранить наш страх и направляем свое внимание на то, какими нам, согласно Его воле, надлежит быть. И мы сразу же начинаем преодолевать страх.

Теперь о сексе. Многие из нас нуждались здесь в тщательной проверке. Но прежде всего мы пытались быть благоразумными в этом вопросе. Сбиться с пути так легко. Здесь мы обнаруживаем мнения людей, расходящиеся до крайностей – возможно абсурдных крайностей. Одни голоса кричат, что секс – вожделение, идущее от нашей низшей природы, низменная потребность производить потомство. С другой стороны, раздаются голоса, жаждущие секса, еще больше секса; голоса, сетующие на институт брака; голоса, объясняющие сексуальными причинами большинство несчастий человечества. Они полагают, что нам недостает секса или что он не такой как нужно. Во всем они видят его значимость. Одно направление не допускает никаких приправ к пище, а другое хочет посадить всех нас на диету из чистого перца. Мы хотим остаться в стороне от этого спора. Мы не хотим быть судьями чьего- либо сексуального поведения. У всех нас есть трудности в сексе. Если бы их не было, мы не были бы людьми. Что мы можем с ними сделать?

Мы пересмотрели свое собственное поведение за годы прошлого. Где мы были эгоистичными, нечестными или беспардонными? Кому мы причиняли боль? Не вызывали ли мы непозволительно ревность, подозрение или горечь? В чём мы ошибались? Что мы должны были сделать вместо этого? Изложив всё это на бумаге мы рассмотрели написанное.

Именно так мы пытались выработать разумный, здоровый идеал нашей будущей сексуальной жизни. Каждую связь мы подвергли следующей проверке: была она эгоистичной или нет? Мы просили Бога сформировать наши идеалы и помочь нам жить в соответствии с ними. Мы всегда помнили что наши сексуальные возможности дарованы Богом потому являются благом; не следует пользоваться ими легкомысленно и эгоистично, а так же относиться к ним с презрением и отвращением.

Каким бы ни оказался наш идеал мы должны быть готовыми возрастать к нему. Мы должны быть готовыми возместить ущерб там, где мы его нанесли, при условии, что мы не причиним ещё большего ущерба. Иначе говоря, мы подходим к сексу так же, как к любой другой проблеме. Погружаясь в размышление, мы спрашиваем Бога что нам следует делать в каждой конкретной ситуации. Правильный ответ придёт, если мы хотим этого.

Только Бог может быть судьёй нашей сексуальной ситуации. Советоваться с людьми зачастую желательно, но наши высшим судьей пусть будет Бог. Мы понимаем, что некоторые люди столь же фанатичны в вопросах секса, сколь другие распущенны. Мы остерегаемся истеричных мыслей или советов.

Что, если мы не достигнем избранного идеала или оступимся? Означает ли это, что мы напьемся? Кое-кто скажет нам именно это. Но это лишь полуправда. Всё зависит от нас и от наших мотивов. Если мы сожалеем о содеянном и честно хотим позволить Богу вывести нас к лучшему, то, мы верим, будем прощены и усвоим урок. Если же у нас нет сожалений и наше поведение продолжает наносить ущерб другим, мы наверняка начнем пить. Мы не теоретизируем. Это факты из нашего опыта.

Подведем итоги по сексу. Мы искренне молимся о правильном идеале, о руководстве в каждой сомнительной ситуации, а также о силе, чтобы поступать надлежащим образом. Когда секс нас сильно тревожит, мы с еще большим рвением стремимся помогать другим. Мы думаем об их нуждах и трудимся ради них. Это выводит нас за пределы самих себя. Это умеряет властный порыв страсти там, где подчинение ему означало бы душевную боль.

Если мы выполняли нашу личную инвентаризацию тщательно, мы многое записали. Мы составили список наших обид и проанализировали их. Мы начали постигать их бесплодность и их смертельную опасность. Мы начали постигать терпимость, терпение и добрую волю по отношению ко всем, даже к нашим врагам, ибо мы относимся к ним как к больным людям. Мы составили список людей, которым мы причинили боль своим поведением, и были готовы исправить наше прошлое, если сможем.

В этой книге вы вновь и вновь прочтете, что вера сделала для нас то, что мы не могли сделать сами для себя. Мы надеемся, теперь вы убеждены, что Бог может устранить всякое своеволие, отгородившее вас от Него. Если вы уже приняли решение и провели инвентаризацию своих вопиющих изьянов, вы положили хорошее начало. Это означает что вы восприняли и усвоили изрядную долю правды о себе.

*resentment - проживание обиды, негодования; возмущение; чувство обиды; обида; недовольство; неприязнь; раздражение; возмущение несправедливостью. Означает постоянно повторяющееся чуство. Приставка re обозначает повторение.
Дословно в Словаре Кэмбридж означает "сильное чуство злости и негодования из необходимости мириться с неприемлемыми вещами и обстоятельствами" https://www.merriam-webster.com/ -"чувство негодования или стойкой неприязни к чему-то, что воспринимается как неправильное, оскорбление или травма"

user posted image



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

17 апреля 2020
  14:38   ГЛАВА 5. КАК ЭТО РАБОТАЕТ Часть 1.
Мы редко встречали человека, который бы строго следовал по нашему пути и потерпел неудачу. Не выздоравливают те люди, которые не могут или не хотят целиком подчинить себя этой простой программе. Как правило, это мужчины и женщины, которые органически не способны быть честными сами с собой. Такие несчастные есть. Они не виноваты; похоже, что они такими родились. Они по натуре своей не способны усваивать и совершенствовать образ жизни, требующий неумолимой честности. Их шансы ниже средних. Есть также люди, страдающие от тяжелых эмоциональных и умственных расстройств, но многие из них выздоравливают, если они наделены способностью быть честными.

Наши истории раскрывают в общих чертах, какими мы были, что с нами произошло и какими мы стали. Если Вы решили, что хотите иметь то, что есть у нас, и готовы пойти на всё, чтобы обрести это, – значит вы готовы предпринять определённые шаги.

Некоторым из них мы противились. Мы думали, что можно найти более легкий, более комфортный путь. Но мы такого не нашли. Со всей серьезностью, на какую мы только способны, умоляем вас действовать бесстрашно и тщательно с самого начала. Некоторые из нас пытались держаться за свои старые представления и не добились никакого результата, пока полностью не отказались от них.

Помните, что мы имеем дело с алкоголем – коварным, сбивающим с толку, властным! Без помощи нам с ним не совладать. Но есть Некто всесильный – это Бог. Да обретете вы Его ныне!

Полумеры ничем не помогли нам. Мы подошли к поворотному моменту. Сдавшись полностью, мы просили Его защиты и попечения.

Вот предпринятые нами шаги, которые предлагаются как программа выздоровления:

1. Мы признали что мы бессильны перед алкоголем - что наша жизнь стала неуправляемой.

2. Поверили, что Сила более могущественная, чем мы сами, может вернуть нам здравомыслие.

3. Приняли решение передать нашу волю и нашу жизнь на попечение Бога, как мы Его понимали.

4. Провели глубокую и бесстрашную моральную инвентаризацию.

5. Признали перед Богом, собой и другим человеком истинную природу наших заблуждений.

6. Были полностью готовы к тому, чтобы Бог устранил все эти дефекты характера.

7. Смиренно просили Его устранить наши изъяны.

8. Составили список всех людей, кому мы нанесли ущерб, и преисполнились решимости возместить его всем им.

9. Лично возместили ущерб этим людям, где только возможно, кроме тех случаев, где это могло навредить им или кому-либо другому.

10. Продолжали выполнять личную инвентаризацию, и когда поступали неправильно, сразу признавали это.

11. Стремились путем молитвы и размышления улучшить наш сознательный контакт с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о знании Его воли, в отношении нас и о даровании силы для её исполнения.

12. Достигнув духовного пробуждения, в результате выполнения этих шагов, мы старались нести это послание алкоголикам и применять эти принципы во всех наших делах.

Многие из нас восклицали: “Что за предписание! Я не могу выполнить его до конца”. Не отчаивайтесь. Никто из нас не смог совершенно безупречно придерживаться этих принципов. Мы не святые. Главное в том, что мы стремимся духовно возрастать. Изложенные нами принципы - это руководство на пути прогресса. Мы притязаем на духовный рост, а не на духовное совершенство.

Наше описание алкоголика, глава к агностику, а также наши личные истории до и после проясняют три существенные мысли:

а) что мы были алкоголиками и не могли управлять своей собственной жизнью;
б) что, возможно, никакая человеческая сила не могла избавить нас от алкоголизма;
в) что Бог мог избавить и избавит, если искать Его.

Будучи убежденными в этом, мы приступили к Третьему шагу, который состоит в том, что мы решили передать нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали. Что именно мы подразумеваем под этим и как именно мы действуем?

Первое требование: мы должны быть убеждены, что, какова ни была бы жизнь, если она основана на своеволии, она едва ли может быть успешной. Опираясь на такую основу, мы почти всегда оказываемся в столкновении с чем-либо или с кем-либо, даже если наши побуждения хороши. Большинство людей пытается жить, полагаясь на себя. Каждый человек похож на актёра, который хочет руководить всем спектаклем, беспрестанно пытаясь устроить на свой лад освещение, танцевальные номера, декорации и по своему расставить остальных актеров. Если бы только в его сценарий никто не вмешивался, если бы только люди делали, как хочет он, представление было бы великолепным. И все были бы довольны, включая его самого. И жизнь была бы удивительной. Пытаясь реализовать свой сценарий, наш актер иногда может быть вполне добродетельным. Он может быть добрым, внимательным, терпеливым, великодушным, даже скромным и самоотверженным. С другой стороны, он может быть злобным, эгоистичным, себялюбивым и бесчестным. Но, как и большинство людей, он, скорее всего, будет обладать самыми разными чертами.

Что же происходит обычно? Представление идёт без особого успеха. Наш актер начинает думать, что жизнь несправедлива к нему. Он решает приложить еще больше усилий. В следующий раз становится еще более требовательным или снисходительным, в зависимости от ситуации. И всё-таки ему не нравится, как идёт спектакль. Признавая, что, возможно, он в чем то ошибался, наш актёр уверен, что гораздо больше виноваты другие. Он становится сердитым, он возмущается, он жалеет себя. В чем его главная беда? Разве он не своекорыстный человек, даже когда пытается быть добрым? Разве он не жертва заблуждения, что ему удастся урвать счастья и удовлетворения у этого мира, если он будет лишь хорошо рулить? Разве для всех других актёров не очевидно, что это как раз то, чего он хочет? И не вызывают ли его действия у каждого из них желания отомстить, отхватив для себя всё, что только можно извлечь из представления? Разве, даже в свои лучшие минуты, не создает он беспорядок вместо гармонии?

Наш актер сосредоточен на самом себе - эгоцентричен, как принято сейчас говорить. Он похож на отошедшего от дел бизнесмена, который нежится зимой на солнце во Флориде жалуясь при том на тяжёлое положение нации; на священника, который вздыхает над грехами ХХ столетия; на политиков и реформаторов, которые уверены, что повсеместно наступила бы Утопия, если бы только остальной мир вел себя как следует; на преступника, который взламывает сейфы и считает, что общество отнеслось к нему несправедливо; и на алкоголика, который всё потерял и оказался за решеткой. Какими бы ни были наши протесты, разве большинство из нас не заняты собой, своими обидами, своей жалостью к себе?

Эгоизм – сосредоточенность на самом себе! Мы считаем, что это корень наших бед. Ведомые сотней форм страха, самообмана, своекорыстия, и жалости к себе, мы расталкиваем локтями наших ближних, и они мстят нам в ответ. Иногда они обижают нас, казалось бы, безо всякого повода, но мы неизменно обнаруживаем, что в определенный момент в прошлом мы приняли эгоистические решения, которые впоследствии ставили нас в положение, когда нас обижали.

Таким образом, наши беды, как мы полагаем, в основном созданы нами самими. Они берут свое начало в нас, и алкоголик- это крайний пример бунта своеволия, хотя сам он обычно так не думает. Прежде всего мы, алкоголики, должны избавиться от этого эгоизма. Мы должны, иначе он убьет нас! Бог делает это возможным. И часто дело обстоит так, что нельзя полностью избавиться от эгоизма без Его помощи. Многие из нас обладали моральными и философскими убеждениями в изобилии, но мы не могли жить в соответствии с ними, даже если бы захотели. Так-же не могли мы победить наш эгоцентризм с помощью желания или в попытках опереться на свои собственные силы. Мы должны были обрести помощь Бога.

Посмотрим как и почему это происходит. Прежде всего мы должны были перестать играть роль Бога. Это не работало. Затем мы решили, что отныне в этой жизненной драме Бог будет нашим Режиссером. Он Распорядитель, мы – Его исполнители. Он Отец, а мы- Его дети. Большинство хороших идей просты, и этот принцип стал замковым камнем новой триумфальной арки, пройдя под которой мы вышли к свободе.

Когда мы искренне заняли такую позицию, последовали всевозможные поразительные вещи. У нас появился новый Работодатель. Будучи всемогущим, Он обеспечивал нас всем необходимым, если мы не отдалялись от Него и хорошо выполняли Его работу. Укрепившись на таком основании, мы стали все меньше и меньше интересоваться собой, своими маленькими планами и прожектами. Все больше и больше нас интересовало, какой вклад мы можем внести в жизнь. Поскольку мы ощущали новые силы, вливающиеся в нас, поскольку мы радовались миру в душе, поскольку мы обнаруживали, что можем проживать свою жизнь успешно и стали осознавать Его присутствие, мы начали избавляться от страха перед настоящим, будущим и тем, что будет после смерти. Мы заново родились.

Теперь мы приступили к Третьему шагу . Многие из нас сказали своему Создателю, как мы Его понимали :

«Боже, я предаю себя Тебе, чтобы ты созидал со мной и поступал со мною так, как Тебе угодно. Избавь меня от порабощенности самим собой, чтобы я лучше мог выполнить Твою Волю. Устрани мои тяготы, чтобы победа над ними была для тех, кому я могу помочь, свидетельством Силы Твоей, Твоей Любви и Твоего Способа жизни. Да исполню я всегда Волю Твою!» Мы хорошо подумали, прежде чем выполнить этот шаг, чтобы обрести уверенность, что мы готовы, что мы можем, наконец, сдаться ему полностью.

Мы обнаружили, что весьма желательно сделать этот духовный шаг вместе с понимающим человеком, таким как жена, лучший друг или духовный наставник. Но лучше встретиться с Богом в одиночку, чем с человеком, который может превратно понять нас. Конечно, слова обращения к Богу не обязательно были именно такими - главное, что саму идею мы выражали безо всяких оговорок. Это было только начало, хотя если оно было положено честно и смиренно, то эффект, иногда невероятный, чувствовался сразу.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

09 марта 2020
  12:26   ГЛАВА 4. МЫ, АГНОСТИКИ
Из предыдущих глав вы узнали кое что об алкоголизме. Мы надеемся, что нам удалось провести чёткое различие между алкоголиком и неалкоголиком. Если Вы обнаружили, что не можете бросить пить, даже когда честно хотите этого, или, начав пить, почти не контролируете, сколько вы выпили, – возможно, вы алкоголик. Если это так, вы, скорее всего, страдаете от заболевания, которое может быть побеждено только благодаря духовному опыту.

Тому, кто считает себя атеистом или агностиком, такой опыт кажется невозможным, но оставаться тем, кто он есть, означает катастрофу, особенно если этот человек относится к разновидности безнадежных алкоголиков. Не всегда легко предстать перед альтернативой: быть обреченным на смерть от алкоголя или жить на духовной основе.

Но это не так уж трудно. Около половины наших первых членов относились именно к такому типу. Вначале некоторые из нас пытались избежать этой темы, надеясь, вопреки всему, что они не настоящие алкоголики. Но через некоторое время нам пришлось лицом к лицу столкнуться с тем фактом, что мы должны найти духовную основу жизни - или... Возможно, с вами произойдёт тоже самое. Не унывайте, около половины из нас полагали, что они атеисты или агностики. Как показывает наш опыт, не надо отчаиваться.

Если бы совершенный моральный кодекс или лучшая философия жизни были достаточными, чтобы преодолеть алкоголизм, многие из нас уже давно бы выздоровели. Но мы обнаружили, что такие кодексы и философии не спасали нас, как бы мы ни старались. Мы хотели бы соответствовать морали, мы хотели бы найти утешение в философии- действительно, мы желали всего этого всем совим существом, но ни в том, ни в другом не было необходимой силы. Наших человеческих ресурсов с волей во главе было недостаточно; они показали свою полную несостоятельность.

Недостаток силы – вот в чем заключалась наша дилемма. Нам нужно было найти силу, благодаря которой мы могли бы жить, и это должна быть Сила более могущественной, чем мы сами. Очевидно. Но где и как найти эту Силу?

Как раз об этом и написана наша книга. Ее главная цель – помочь вам найти Силу более могущественную, чем вы сами, которая решит вашу проблему. Это означает, что мы написали книгу, которую мы считаем духовной и в то же время моральной. И конечно это означает, что мы будем говорить о Боге. Здесь возникают трудности с агностиками. Много раз мы, беседовали с новым человеком и видели, как у него появлялась надежда, пока мы обсуждали его алкогольные проблемы и рассказывали о нашем товаришестве. Но как только речь заходила о духовных вопросах, особенно когда мы упоминали о Боге, его лицо вытягивалось, потому что мы вновь поднимали вопрос, который, как ему казалось, он ловко обходил или полностью игнорировал.

Мы знаем, что он чувствует. Мы тоже разделяли его искренние сомнения и предубеждения. Некоторые из нас были яростными противниками религии. Для других слово “Бог” воскрешало в памяти конкретное представление о Нём, которое им старались навязать в детстве. Возможно, мы отвергали эту частную концепцию, так как она казалась нам несостоятельной. Отвернув её, мы думали, что полностью отказались от идеи Бога. Нас беспокоила мысль, что зависимость от Силы, находящейся вне нас, и вера в эту Силу своего рода слабость и даже трусость. Мы с глубоким скептицизмом взирали на этот мир воюющих индивидуумов, воюющих богословских систем, необъяснимых бедствий. Мы с недоверием относились к тем многим индивидуумам, которые объявляли себя верующими. Какое отношение ко всему этому может иметь Всевышний? И кто может Всевышнего хоть как-то постичь? И всё же, в иные минуты мы, очарованные видом звездной ночи, вопрошали себя: “А кто же создал всё это?”. Мы ощущали благоговейный трепет и изумление, но ощущение это было непродолжительным и вскоре исчезало.

Да, мы, агностики по натуре, мыслили именно так и переживали то же самое. Спешим обнадёжить вас. Мы обнаружили, что как только нам удалось отказаться от предубеждений и выразить хотя бы готовность поверить в Силу более могущественную, чем мы, так мы сразу начали получать результаты, хотя никто из нас не мог полностью определить или целиком постичь ту Силу, которая есть Бог.

К нашему большому облегчению, мы обнаружили, что нам не нужно рассматривать чьё-то понимание Бога. Нашего собственного понимания, каким бы несуразным оно ни было, оказалось достаточно, чтобы найти подход для установления контакта с Ним. Как только мы признали возможность существования Творческого Разума, Духа Вселенной, лежащего в основе всех вещей, нас начало охватывать новое ощущение силы и руководства свыше – если мы выполняли и другие простые шаги. Мы узнали, что условия, которые Бог ставит перед теми, кто ищет Его, не очень трудны. Для нас Царство Духа обширно, просторно, всеобъемлюще; оно всегда открыто и доступно для тех, кто настойчиво ищет. Мы убеждены, что оно открыто для всех людей.

Поэтому, когда мы с вами говорим о Боге, мы имеем в виду ваше собственное понимание Бога. Это также относится и к другим духовным выражениям, которые вы найдете в этой книге. Не позволяйте каким- либо предубеждениям, которые, возможно есть у вас в отношении духовных терминов, удержать вас от честного вопроса к самому себе: что эти термины означают для вас? В первое время это все что было нужно, чтобы начать духовно расти, чтобы установить наш первый сознательный контакт с Богом, как мы Его понимали. Позднее мы обнаружили, что нами приняты многие вещи, прежде казавшиеся совершенно недосягаемыми. В этом заключался рост, но раз уж мы хотели расти, мы должны были с чего-то начать. Поэтому мы воспользовались нашим собственным пониманием, каким бы ограниченным оно ни было.

Нам нужно было задать себе всего лишь один короткий вопрос: «Верю ли я , или хотя бы готов ли я поверить, что существует Сила более могушественая чем я сам?» Как только человек сможет сказать, что он верит, или что он готов поверить, мы горячо заверяем его, что он на правильном пути. Среди нас неоднократно подтверждалось, что на этом простом краеугольном камне можно построить удивительно эффективное духовное сооружение. *
* Пожалуйста, обязательно прочтите Приложение II “Духовный опыт”.

Это было для нас грандиозным открытием, ведь мы полагали, что не сможем воспользоваться духовными принципами, пока не примем на веру многие вещи, в которые, казалось, трудно поверить. Когда люди предлагали нам подходы, основанные на духовных принципах, как часто мы все говорили: «Мне бы хотелось иметь то, что имеет этот человек. Я уверен, что сработало бы, если бы только я мог верить, как верит он. Но я не могу принять как несомненные некоторые положения веры, столько очевидные для него». Поэтому большим утешением было узнать, что мы можем начать с более простого уровня.

Кроме кажущейся неспособности принять многое на веру мы обнаружили, что нам часто мешали упрямство, чувствительность и необоснованные предубеждения. Многие из нас реагировали настолько болезненно, что даже случайное упоминание о духовных вопросах вызывало в нас крайний антагонизм. Нужно было отказаться от такого мышления. Хотя многие из нас сопротивлялись, мы не встретили больших трудностей, чтобы отбросить подобные взгляды. Представ перед угрозой гибели от алкоголя мы охотно стали такими же непредвзятыми в духовных вещах, какими старались быть и в других вопросах. В этом смысле алкоголь оказался могучим средством убеждения.В конце концов, он избивал нас до состояния благоразумия. Иногда это был утомительный процесс; мы надеемся, что больше никто не будет охвачен предубеждениями так долго, как некоторые из нас.

Читатель всё еще может спрашивать, почему он должен верить в Силу более могущественную, чем он сам. Мы считаем, что на это есть веские причины. Рассмотрим некоторые из них.

Практичный современный человек - приверженец фактов и результатов. Тем не менее, ХХ век охотно принимает всевозможные теории, при условии, что они прочно базируются на фактах. Мы располагаем множеством теорий, например, об электричестве. Каждый доверяет им без тени сомнения. Откуда такая готовность к принятию? Просто потому, что невозможно объяснить, что мы видим и чувствуем, чем управляем и пользуемся, без какого-либо разумного предположения, выбранного в качестве исходного пункта.

В наши дни каждый доверяет многочисленным предположениям, для которых имеются хорошие основания, но точных визуальных доказательств нет. А не доказывает ли наука, что визуальные доказательства- самые неубедительные? По мере того, как человечество изучает материальный мир, неизменно обнаруживается, что внешнее проявление вовсе не отражает внутреннюю подлинную сущность. Приведём пример.

Обыкновенная стальная балка представляет собой массу электронов, с невероятной скоростью вращающихся относительно друг друга. Это крошечные тела управляются совершенно точными законами, и законы эти справедливы для всего материального мира. Так нам говорит наука. У нас нет никаких причин сомневаться в этом. Когда же нам предлагают вполне логичное допущение, что в основании матариального мира и жизни лежит Всемогущий Руководящий Творческий Разум, тотчас вылезает наше упрямство, и мы усердно стараемся убедить себя, что это совсем не так. Мы читаем многословные книги и вовлекаемся в пустые споры, считая себя убежденными, что вселенной не нужен Бог, чтобы объяснить ее. Будь наша точка зрения истинной, из этого следовало бы, что жизнь возникла из ничего, что она ничего не значит и движется в никуда.

Вместо того чтобы считать себя разумными представителями Бога, передовым отрядом Его непрерывного Творения, мы, агностики и атеисты, предпочитаем верить, что наш человеческий разум является последним словом, альфой и омегой, началом и концом всего. Довольно тщеславно с нашей стороны, не так ли?

Мы, шедшие этим сомнительным путем, умоляем вас отбросить предубеждения – даже в отношении организованной религии. Мы усвоили, что каковы бы ни были человеческие слабости у приверженцев различных вероисповеданий, эти вероисповедания дают миллионам цель и руководство. У верующих есть логичная идея о том, что такое жизнь в целом. У нас же не было никакого разумного представления вообще. Мы забавлялись тем, что цинично разбирали по косточкам духовные убеждения и практики, не замечая, что многие люди с духовным складом ума, независимо от расы, цвета кожи и вероисповедания, демонстрируют определенный уровень стабильности, счастья и готовности помочь, к чему следовало бы стремиться и нам.

Вместо этого мы смотрели на человеческие недостатки этих людей, а иногда использовали их изъяны как основу для огульного осуждения. Мы говорили о нетерпимости, при этом сами были нетерпимыми. Мы не замечали реальности и красоты леса, поскольку нас отвлекало уродство отдельных деревьев в нем. Мы никогда не рассматривали духовную сторону жизни непредвзято.

В наших личных историях вы найдете множество вариантов того, как каждый рассказчик налаживал контакт с Силой более могушественной чем он сам, и постигал Её. Не имеет большого значения, согласны ли мы с конкретным подходом или пониманием. Опыт научил нас, что для нашей цели нам не нужно беспокоиться об этих вещах. Эти вопросы каждый должен решать для себя сам.

И всё же в одном утверждении эти мужчины и женщины поразительно единодушны.
Каждый из них получил доступ к Силе более могущественной, чем он сам, и постигал её. В каждом случае эта Сила совершила нечто чудесное, нечто невозможное для человека.
Как сказал один знаменитый американский государственный деятель: “Обратимся к документам”.
(Высказывание принадлежит Альфреду Смиту (1873-1944 гг.) – губернатору штата Нью-Йорк, кандидату от Демократической партии на президентских выборах 1928 года. –Прим. ред.)

Тысячи мужчин и женщин, вполне земных, решительно заявляют, что с тех пор как они поверили в Силу более могущественную, чем они сами, выработали определённое отношение к этой Силе и предприняли определённые простые действия, в их способе жизни и мышления произошли революционные изменения. Представ перед катастрофой и отчаянием, перед полной несостоятельностью своих человеческих возможностей, они обнаружили, что новая сила, мир, счастье и ощущение руководства свыше вливаются в них.
Это случилось вскоре после того, как они безоговорочно выполнили ряд простых требований. Некогда смущенные и озадаченные кажущейся бессмысленностью существования, они раскрывают глубинные причины того, почему им было тяжело идти по жизни. Они рассказывают почему их жизнь была столь неудовлетворительной, даже если оставить в стороне вопрос о выпивке. Они показывают, как с ним произошла перемена. Когда многие сотни людей способны утверждать, что осознание Присутствия Бога – это на сегодня самый важный факт их жизни, они являют собой вескую причину, почему стоит обрести веру.

*****
Наш мир за последнее столетие добился большего материального прогресса, чем за все предыдущие тысячелетия. Почти каждый знает, в чём причина этого. Специалисты по древней истории уверяют нас, что интеллект людей тех времен, не уступал интеллекту лучших людей наших дней. Тем не менее, в древности материальный прогресс был мучительно медленным. Дух современного научного поиска, исследования и изобретательства был почти неведом. В материальной области ум человека был скован суевериями, традициями и всякого рода установившимися представлениями. Некоторые современники Колумба считали нелепой мысль, что Земля круглая. Другие чуть не предали Галилея смерти за его еретические взгляды в астрономии.

Мы спросили себя: не выказывают ли некоторые из нас ту же предвзятость и неразумность в отношении духовной сферы, которую древние выказывали по поводу материальной области? Уже в нашем веке американские газеты побоялись напечатать отчет о первом успешном полете братьев Райт в долине Китти Хоук. Разве не обернулись провалом все предпринятые до этого усилия подняться в воздух? Разве не пошел ко дну реки Потомак летательный аппарат профессора Лэнгли? Разве не правда, что лучшие математические умы доказали, что человек никогда не сможет летать? Разве люди не утверждали, что Бог оставил эту привилегию птицам? Всего тридцать лет спустя покорение воздушного пространства уже никого не удивило, и путешествия самолетом распространились повсеместно.

Но в очень многих сферах наше пополнение уже стало свидетелем полного раскрепощения мышления. Покажите любому портовому грузчику воскресное приложение к газете, описывающее план по изучению Луны с помощью ракет, и он скажет «Уверен, они это сделают, причём довольно скоро». Разве для нашего века не характерна та легкость, с которой мы отбрасываем старые идеи ради новых, а также полная готовность отринуть теорию или приспособление, которые не работают, ради чего-то нового, что работает?

Мы должны были спросить себя, почему бы нам не применить к решению наших человеческих проблем ту же самую готовность изменить свою точку зрения. У нас случались неприятности в личных взаимоотношениях, мы не могли контролировать свою эмоциональность, нас терзали горе и уныние, мы не могли зарабатывать на жизнь, мы чувствовали себя никому не нужными, мы были преисполнены страха, мы были несчастны, мы были не в состоянии оказывать реальную помощь другим людям – разве принипиальное разрешение этих невзгод не важнее, чем то, увидим ли мы репортаж о полёте на Луну? Конечно важнее.

Когда мы увидели, как другие решают свои проблемы, просто полагаясь на Дух Вселенной, мы должны были перестать сомневаться в могуществе Бога. Наши идеи не работали. А идея Бога – работала.

Почти детская вера братьев Райт в то, что они смогут построить аппарат который полетит, была главной движущей силой их успеха. Без этой веры ничего бы не получилось. Мы, агностики и атеисты, придерживались идеи, что самодостаточность решит наши проблемы. Когда же другие люди показали нам, что в их случае «Богодостаточность» работает, мы начали чувствовать себя как те, кто настаивал, что братья Райт никогда не полетят.

Логика – отличная штука. Нам нравится логика. Нам до сих пор нравится логика. Не случайно нам была дана способность рассуждать, исследовать данные наших чувств и делать выводы. Это одно из замечательных свойств человека. Мы, склонные к агностицизму, не удовлетворимся таким предложением, которое бы лежало за пределами рассудочного подхода и интерпретации. Поэтому очень постараемся объяснить, почему мы думаем, что наша сегодняшняя вера разумна, почему нам представляется более здравым и логичным верить, чем не верить, и почему мы утверждаем, что наш прежний способ мышления был смутным и невнятным, когда, в сомнении разводя руками, мы говорили: «Не знаем».

Когда мы стали алкоголиками, сломленными кризисом, который сами же и породили, который мы не могли отсрочить и которого не могли избежать, нам пришлось бесстрашно предстать перед вопросом, что либо Бог есть Всё, либо Он- Ничто. Либо Бог есть либо Его нет. Каков наш выбор?

Подойдя к этой точке, мы лицом к лицу столкнулись с вопросом о вере. Мы не могли увильнуть от этой проблемы. Некоторые из нас уже почти перешли через Мост Рассудка к желанному берегу веры. Обещания Новой Земли и её очертания вызывали блеск в потухших глазах и придали отваги слабеющему духу. Руки дружбы протянулись к нам. Мы были благодарны Рассудку, который привёл нас так далеко. Но почему-то мы не могли ступить на берег. Возможно, мы слишком уповали на Рассудок на том последнем участке пути и не желали терять свою опору.
Все это было бы естественно, но давайте глубже вникнем в суть дела. Пусть мы и не осознавали этого, разве не привела нас туда, где мы остановились, какая- то разновидность веры? Разве мы не верили в наши собственные рассуждения? Разве не были мы уверены в нашей способности способности думать? Что же это как не разновидность веры? Да, мы были верующими, мы слепо верили в Бога Рассудка. Итак мы обнаружили, что все время прибегали к вере тем или иным способом!

Мы также открыли, что всегда поклонялись чему либо. Какой же озноб это обычно вызывало в душе! Разве мы не поклонялись в той или иной форме людям, мнениям, вещам, деньгам, самим себе? И потом, движимые лучшими побуждениями, разве мы не созерцали благоговейно закат, море, цветок? Кто из нас не любил что-то или кого-то? Что общего было у этих чувств, этой любви, этого поклонения с чистым рассудком? Как мы поняли в итоге, ничего или почти ничего. Разве не из этих вещей состояла наша жизнь? И разве не эти чувства, в конечном счете, определяли ее течение? Нельзя же сказать, что мы не способны верить, любить и поклоняться. Так или иначе, но мы всегда жили почти одной лишь верой.


Вообразите жизнь без веры! Жизнь не была бы жизнью, если бы в ней остался только чистый рассудок. Но ведь мы верили в жизнь- верили, вне всякого сомнения. По отношению к жизни мы не могли применять те методы, с помощью которых можно доказать, что прямая есть кратчайшее расстояние между двумя точками. Тем не менее, жизнь есть! Могли ли мы по прежнему утверждать, что всё вокруг – лишь масса электронов, созданная из ничего, ничего не значащая и обречённая вихрем мчаться в никуда? Конечно не могли. Сами электроны представляются куда более разумными. По крайней мере так говорят химики.

Итак, мы поняли что рассудок- это ещё не всё. К тому же рассудок не вполне надёжен, особенное если учесть, как большинство из нас им пользуются, хотя его доводы – порождение наших лучших умов. А как насчёт тех, кто доказывали, что человек никогда не сможет летать?

И всё же мы видели полеты иного рода, духовное освобождение от этого мира, людей, которые возвысились над своими проблемами. Они говорили, что Бог сделал всё это возможным, а мы только улыбались. Мы видели примеры духовного избавления, но предпочитали говорить себе, что это неправда.

В действительности мы обманывали самих себя, потому что в глубине каждого мужчины, каждой женщины и каждого ребенка есть основополагающая идея Бога. Она может быть заслонена бедой, помпезностью, преклонением перед другими вещами, но в той или иной форме она есть. Ибо вера в Силу более могущественную, чем мы сами, и чудесные проявления этой Силы в жизни людей- явления столь же древние, как и сам человек.

Мы наконец увидели, что вера в некоторую разновидность Бога присуща нам в той же мере, что и чувство, которое мы питаем к другу. Иногда мы должны были проявить бесстрашие в поисках. Но мы находили Его. Он был столь же реален, как и мы сами. Глубоко внутри себя мы обнаружили Великую Реальность. В конечном счете только там и можно Его найти. Так было у нас.



Мы можем лишь слегка подготовить почву. Если наше свидетельство помогает покончить с предубеждениями, дает нам возожность мыслить честно, вдохновляет вас на усердное проникновение внутрь себя, тогда, если хотите, вы можете присоединиться к нам, идущим по Главной Магистрали. С таким подходом вы не пропадете. Осознание вашей веры обязательно придет к вам.

В этой книге вы прочтете об опыте человеке, который думал, что он атеист. Его история настолько интересна, что ее стоит вкратце пересказать.*
*Личная история «Наш Друг –южанин» из раздела «Они потеряли почти всё» Прим. ред) Переворот, произошедший в его сердце, был драматичным, волнующим и убедительным.

Наш друг был сыном священника. Он посещал церковную школу, в которой взбунтовался против чрезмерного, как ему казалось, религиозного воспитания. Затем многие годы его преследовали несчастья и разочарования. Банкротства, сумасшествие, смертельная болезнь, самоубийство – все эти беды в его семье подавили и озлобили его. Разочарования, постигшие его после войны, ещё более усилившийся алкоголизм, надвигающиеся душевное и физическое изнеможение поставили его на грань самоубийства.

Однажды ночью, во время его заточения в больнице, к нему обратился алкоголик,
который познал духовный опыт. Отвращение, охватившее нашего друга, вылилось в горькое восклицание: “Если Бог и существует, то Он точно ничего не сделал для меня!” Но позже, оставшись один в своей палате, он задал себе такой вопрос: “Неужели все религиозные люди, которых я знаю, ошибаются?” Размышляя над ответом, он почувствовал, что живёт в аду. Затем как удар молнии, явилась необъятная мысль. И она вытеснила все остальное:

“Кто ты такой, чтобы утверждать, что Бога нет?”

Этот человек рассказывает далее, как он рухнул с кровати на колени. Через несколько мгновений его переполнила уверенность в Божьем Присутствии. Она хлынула через него с несомненностью и величественностью грандиозного половодья. Все преграды, которые он строил годами, были снесены. Он стоял в Присутствии Безмерной Силы и Любви. С моста он ступил на берег. Впервые в жизни он пребывал в осознанном близком общении со своим Создателем.

Так был заложен краеугольный камень у нашего друга. Никакие последующие превратности уже не смогли этот камень поколебать. Его алкогольная проблема была устранена. Она исчезла в ту самую ночь много лет тому назад. Мысль о выпивке уже не возвращалась, не считая нескольких кратких моментов искушения; и в такие минуты в нем восставало чувство глубокого отвращения. Похоже, он не смог бы выпить, даже если бы захотел. Бог вернул ему здравомыслие.

Что же это, как не чудо исцеления? Вместе с тем, его составляющие просты. Обстоятельства породили в нашем друге готовность поверить. Он смиренно передал себя своему Создателю – и затем ему открылось.

Как бы то ни было, всем нас Бог возвратил к здравомыслию. У этого человека откровение было внезапным. Некоторые из нас дорастали до него постепенно. Но Он пришел ко всем, кто честно искал Его.
Когда мы приблизились к Нему, Он открыл нам Себя!

*********
ПРИЛОЖЕНИЕ II. ДУХОВНЫЙ ОПЫТ

Понятия “духовный опыт” и “духовное пробуждение” многократно употребляются в этой книге, которая, при внимательном чтении, показывает что изменения личности, достаточные для выздоровления от алкголизма проявляются среди нас в большом разнообразии форм.
Однако же верно и то, что у читателей первого издания сложилось впечатление, что это изменение личности или религиозный опыт должен иметь характер внезапного и яркого переворота. К нашему общему счастью, это заключение ошибочно.
В нескольких первых главах описываются такие случаи внезапных коренных перемен. Хотя мы не стремились создать такое впечатление, многие алкоголики, тем не менее, сделали вывод, что для выздоровления они должны обрести непосредственное и переполняющее “осознание Бога”, за которым сразу же последует моментальная перемена во взглядах и восприятии.
Среди нашего растущего, многотысячного содружества алкоголиков такие перевороты хотя и не редки, но отнюдь не являются правилом. Большинство случаев из нашего опыта относится к тому, что психолог Уильям Джеймс называет “образовательной разновидностью”, поскольку в этих случаях развитие происходит медленно, на протяжении некоторого времени. Очень часто друзья новичка осознают эту перемену гораздо раньше его самого. В конце концов и он понимает, что в его реакции на жизнь произошли глубинные изменения; что такую перемену едва ли можно отнести на счет его лишь собственных усилий. То, что часто происходит в течение нескольких месяцев, редко достигалось за годы за годы самодисциплины. За редким исключением, члены АА обнаруживают, что они открыли в себе не известный ранее внутренний ресурс который они ныне отождествляют со своим собствееным пониманием Силы, более могущественной, чем они сами.
Большинство из нас считает, что осознание некой Силы, более могущественной, чем мы сами, составляет суть духовного опыта. Более религиозно настроенные члены АА называют его “осознанием Бога”.
Особенно мы хотел бы подчеркнуть, что любой алкоголик, способный честно взглянуть на свои проблемы, способен, как показывает наш опыт, выздороветь, при условии, что он не закроет свой ум для всех духовных понятий. Он может портерпеть поражение, только встав на позицию нетерпимости, или воинствующего отрицания.
Мы находим, что духовность Программы не должна вызывать трудностей. Решимость, честность и непредубежденность, являются сущностноми качествами, лежащими в основе выздоровления, и это то, без чего не обойтись.
"Существует принцип, встающий на пути любой информации, являющийся , защитой от любых аргументов, неустанно поддерживающий в человеке вековечное невежество. Этот принцип - презрение, прежде рассмотрения.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

03 января 2020
  17:11   ГЛАВА 3. ЕЩЕ ОБ АЛКОГОЛИЗМЕ
В большинстве своём мы не желали признавать себя настоящими алкоголиками. Никому не нравится считать себя физически и умственно отличающимся от окружающих. Поэтому неудивительно, что для нашей пьяной карьеры были характерны бесконечные тщетные попытки доказать, что мы можем пить как другие люди. Каждый алкоголик одержим идеей, что как-нибудь, когда-нибудь, он будет контролировать свою выпивку и наслаждаться ею. Живучесть этой иллюзии поистине удивительна. Многие держатся за нее на пороге безумия или смерти.

Мы усвоили, что нам следует полностью, до самых своих сокровенных глубин признать, что мы- алкоголики. Это первый Шаг к выздоровлению. Заблуждение, что мы такие же, как и другие люди, или со временем станем такими, должно быть разбито вдребезги.

Мы, алкоголики – это мужчины и женщины, утратившие способность контролировать свою выпивку. Мы знаем, что ни один настоящий алкоголик никогда не восстановит контроль. Все мы временами ощущали, что вновь обретаем контроль, но за этими периодами- обычно непродолжительными– неизбежно следовала еще более явная потеря контроля, что со временем приводило к непостижимой и вызывавшей жалость утрате человеческого облика. Мы все до одного убеждены, что алкоголики нашего типа находятся во власти прогрессирующей болезни. С течением времени нам никогда не становится лучше, а только хуже и хуже.

Мы похожи на людей оставшихся без ног- конечности никогда не вырастут снова. Не существует и метода лечения, который был бы сделал алкоголиков такого типа такими, как другие люди. Мы использовали все мыслимые средства. В некоторых случаях отмечалось непродолжительное выздоровление, за которым всегда следовал ещё более серьёзный рецидив. Врачи, хорошо разбирающиеся в алкоголизме, согласны, что нельзя из алкоголика сделать нормально пьющего человека. Возможно, однажды науке удастся осуществить это, но пока она не состоятельна.

Однако что бы мы ни сказали, многие настоящие алкоголики не собираются верить, что они относятся к такой категории. Прибегая к разнообразным формам самообмана и различным экспериментам, они пытаются доказать, что являются исключением из правила и потому их нельзя считать алкоголиками. Если кто либо их тех, кто выказывал неспособность контролировать свою выпивку, может резко переломить себя и начать пить как приличный человек - мы снимем перед ним шляпу. Бог свидетель, мы весьма усердно и довольно долго, пытались пить, как другие люди!

Вот некоторые методы, которые мы испробовали: пить только пиво, ограничиваться определенным количеством рюмок, никогда не пить в одиночку, никогда не пить по утрам, пить только дома, ни в коем случае не держать дома спиртное, никогда не пить в рабочее время, пить только на вечеринках, перейти с виски на коньяк, пить только натуральные вина, согласиться на увольнение, если застанут пьяным на работе, отправиться в путешествие, не путешествовать вовсе, завязать навсегда (как с торжественной клятвой так и без), больше заниматься физкультурой, читать воодушевляющие книги, ложиться в спецлечебницы, сдаваться в психбольницы – мы могли бы продолжать этот список до бесконечности.

Нам не нравится объявлять алкоголиком кого-либо, однако вы сами можете легко поставить себе диагноз. Зайдите в ближайший бар и попробуйте немного выпить, контролируя себя. Попытайтесь начать пить, а потом резко прекратить. Проделайте это несколько раз. Потребуется не слишком много времени, чтобы решить, честны ли вы с собой в этом отношении. Быть может стоит дойти до сильного похмельного тремора, если это даст вам исчерпывающее представления о вашем положении.

Хотя это невозможно доказать, нам кажется, что в начале своей пьяной карьеры многие из нас могли прекратить пить. Однако трудность в том, что немногие алкоголики обладают достаточным желанием остановиться, пока ещё не поздно. Нам известно несколько случаев, когда люди с чётко выраженными признаками алкоголизма, могли надолго остановиться благодаря очень сильному желанию. Вот один из них.

Мужчина в возрасте около тридцати лет запойно пил. Наутро после попоек он серьезно нервничал и успокаивал себя тем, что выпивал ещё. Он жаждал преуспеть в бизнесе, но понимал, что ничего не добьется, если он не бросит пить совсем. Как только он начинал пить, он полностью терял контроль. Тогда он решил, что пока не добьется успеха в бизнесе и не уйдет на покой, он не возьмет в рот ни капли. Исключительный он оставался сухим как лист в течении двадцати пяти лет и отошел от дел пятьдесят пять, успешно завершив блестящую деловую карьеру. И тут он пал жертвой убеждения, которое есть почти у каждого алкоголика, - что многолетняя трезвость и самодисциплина дают ему право пить как другие люди. Так в его жизнь вошли домашние шлепанцы и бутылка. Через два месяца он оказался в больнице, растерянный и униженный. Некоторое время он старался регулировать свою выпивку, при этом время от времени попадая в больницу. Затем, собрав все свои силы, он попытался совсем бросить пить и обнаружил, что не может. Для решения этой проблемы в его распоряжении были все средства, которые только можно купить за деньги. Все попытки провалились. Хотя при выходе на пенсию это был крепкий человек, он быстро превратился в развалину и через четыре года умер.

Этот случай содержит в себе действенный урок. Большинство из нас были убеждены, что если мы останемся трезвыми в течении длительного времени, то в дальнейшем сможем пить нормально. Но вот человек, который в пятьдесят пять лет обнаружил, что он все тот же, каким он был в тридцать, когда «завязал». Вновь и вновь мы убеждаемся в истинности утверждения: “Если человек алкоголик, то это навсегда». Начиная пить после некоторого периода трезвости, мы очень скоро оказываемся в столь же плачевном состоянии, как и раньше. Если мы намерены бросить пить, не должно быть никаких оговорок, никакой задней мысли, что однажды мы будем неуязвимыми для алкоголя.

Опыт этого человека может подтолкнуть молодых людей к мысли, что им, как ему, удастся остановиться, опираясь на свою силу воли. Мы сомневаемся, многие ли из них смогут это сделать, поскольку никто по-настоящему не захочет остановиться; из тех же,кто захочет, вряд ли преуспеет хоть один, ведь у них уже есть этот специфический умственный изъян. Некоторые из нас, мужчины в возрасте до тридцати и моложе, пили всего несколько лет, но оказались такими же беспомощными, как и те, кто пил двадцать лет.

Чтобы тяжело заболеть, необязательно пить так долго или так много как некоторые из нас. Это особенно справедливо по отношению к женщинам. Потенциальные алкоголики- женщины часто превращаются в настоящих и спиваются за несколько лет. Некоторые пьяницы, которые жестоко оскорбятся, если их назвать алкоголиками, с удивлением обнаруживают, что они не могут остановиться. Мы хорошо знакомы с симптомами этого заболевания, повсюду видим потенциальных алкоголиков среди молодежи. Но попробуйте заставить их понять это! *

Оглядываясь назад, мы чувствуем, что продолжали пить еще много лет уже после того момента, когда мы еще могли бросить, опираясь на свою силу воли. Если кто-то спрашивает, вступил ли он в этот опасный период, пусть он попробует не прикасаться к спиртному в течении года. Если он настоящий алкоголик, зашедший уже очень далеко, его шансы на успех ничтожны. На харе своего пьянства мы иногда оставались трезвыми течение года и более, но в дальнейшем вновь начинали серьезно пить. Даже вам удастся остановиться на ощутимый срок, вы, тем не менее, можете быть потенциальным алкоголиком. Мы считаем, что немногие из тех, к кому обращена эта книга, смогут завязать хотя бы на год. Некоторые напьются на следующий день после принятия такого решения; большинство же – в течении нескольких недель.

У тех, кто не в состоянии пить умеренно, возникает вопрос, как бросить пить совсем. Мы конечно предполагаем, что читатель очень хочет остановиться. Сумеет ли такой человек бросить, не опираясь на духовную основу, зависит от того, в какой мере он уже утратил способность выбирать, пить ему или нет. Многим из нас казалось, что у нас сильный характер. Мы испытывали невероятное желание прекратить пить раз и навсегда. Всё же мы обнаружили что это невозможно. Насколько нам известно, в этом и состоит коварное свойство алкоголизма –полная неспособность отказаться от алкоголя, как бы неоьходимо это ни было, и как бы сильно этого ни хотелось.

Как же мы поможем нашим читателям определить- чтобы их это удовлетворило – не являются ли они одними из нас? Эксперимент с продолжительным воздержанием будет полезен, но нам кажется, но нам кажется что мы можем оказать даже более серьезную услугу страдающим от алкоголизма и, вероятно, медицинскому сообществу. Мы опишем некоторые умственные состояния, которые предшествуют срыву, поскольку очевидно, что это и есть средоточие проблемы.

Что характерно для мышления алкоголика, когда он снова и снова повторяет свой отчаянный эксперимент первой рюмки? Друзья, пытавшиеся вразумить его после очередного запоя, который поставил его на грань развода или банкротства, бывают сильно озадачены, когда их друг идёт прямиком в питейное заведение. Почему он так поступает ? О чем он при этом думает?

Наш первый пример – приятель, которого мы назовем Джим. У него очаровательная жена и прекрасные дети. Он унаследовал прибыльную фирму по продаже автомобилей. У него похвальный послужной список участника войны. Он хороший продавец. Всем нравится. Он разумный человек, вполне нормальный, насколько мы можем судить, если не считать раздражительного характера. Джим не выпивал до тридцати пяти. За несколько лет он стал настолько агрессивным в состоянии опьянения, что его пришлось сдать в психиатрическую больницу. Выйдя из лечебницы, он связался с нами.

Мы рассказали ему, что мы знаем об алкоголизме, а также о найденном нами решении. Им было положено начало. Его семья воссоединилась, и он сам начал работать продавцом в компании, которую потерял из-за пьянства. Некоторое время всё шло хорошо, однако Джим не сумел расширить сферу своей духовной жизни. К своему ужасу он обнаружил, что за непродолжительное время напился шесть раз. После каждого такого случая мы работали с ним, тщательно разбирая все происшедшее. Джим соглашался, что он настоящий алкоголик и серьезно болен. Он знал, что если будет продолжать в том же духе, то снова попадет в психбольницу. Более того, он потеряет семью, к которой он испытывал глубокую привязанность.

И всё же, он снова напился. Мы попросили его изложить нам в точности, как это произошло. Вот его рассказ: “Я пришел на работу во вторник утром. Помню, я испытывал раздражение, что вынужден быть продавцом в концерне, которым когда-то владел. Перекинулся парой слов с боссом о том- так, ничего серьезного. Потом я решил поехать за город и встретиться с одним из своих потенциальных покупателей автомобиля. По дороге я почувствовал, что проголодался. Поэтому я остановился у придорожного заведения в котором был бар. Также была мысль, что я мог бы найти клиента в этом месте, которое хорошо знал, поскольку захаживал туда годами. Я перекусывал там много раз, в течении тех месяцев, когда был трезв. Я сел за столик и заказал сэндвич и стакан молока. Всё еще не было никаких мыслей о выпивке. Я заказал еще один сэндвич и решил выпить еще один стакан молока.

Внезапно мне пришла в голову мысль, что, если я добавлю рюмку виски в молоко, это не сможет повредить мне на сытый желудок. Я заказал порцию виски и влил его в молоко. Я смутно чувствовал, что поступаю не так чтобы слишком умно, но успокаивал себя тем, что пью на сытый желудок. Эксперимент прошел так удачно, что я заказал еще виски и влил его в новый стакан молока. Поскольку, это на меня не подействовало,и я сделал еще одну попытку”.

Так началось еще одно путешествие Джима в психиатрическую лечебницу. Действительно, существовала угроза оказаться под замком, потерять семью и должность, не говоря уже о сильных душевных и физических и страданиях, которые всегда причиняло ему пьянство. Джим очень хорошо знал, что он алкоголик. Тем не менее, все соображения в пользу отказа от выпивки были легко отметены безрассудной идеей, что он может выпить виски, если смешать его с молоком!

Каким бы ни было точное определение этого слова, мы называем это чистым безумием. Как иначе можно назвать такую непоследовательность, такую утрату способности мыслить здраво?

Вы можете подумать, что это крайний случай. Нам так не кажется, поскольку этот тип мышления был характерен для каждого из нас. Иногда мы больше думали о последствиях, чем Джим. Но всегда был этот странный умственный феномен, когда параллельно с нашими здравыми рассуждениями неизбежно возникало некое безумное в своей ничтожности оправдание чтобы выпить первую рюмку. Наших здравых рассуждений было недостаточно, чтобы удержать нас. Безумная идея брала верх. На следующий день мы спрашивали себя со всей искренностью и серьезностью: “Как это могло случиться?”
В некоторых обстоятельствах мы намеренно шли напиться, оправдывая себя тем, что мы нервничаем, сердимся, беспокоимся, унываем, ревнуем или испытываем что то подобное. Но даже в случае такого начала мы вынуждены признать, что наши оправдания для запоя были до крайности нелепыми на фоне того, что происходило всегда. Теперь мы понимаем, что когда мы начинали пить преднамеренно, а не спонтанно, то в период обдумывания у нас почти не было серьезных или действенных мыслей о том, насколько ужасными могут быть последствия.

Наше поведение в отношении первой рюмки так же абсурдно и непостижимо, как поведение человека, одержимого, скажем, страстью перебегать дорогу, не соблюдая правил.
Он испытывает острое возбуждение, проскакивая перед носом быстро мчащихся машин. Так он развлекается несколько лет, несмотря на дружеские предупреждения. На этом этапе его можно назвать чудаком со странными идеями насчет веселья. Затем удача покидает его, и несколько раз подряд он получает лёгкие травмы. Будь он нормальным, от него следовало бы ожидать, что он покончит с этим. Однако вскоре он опять попадает под колёса, и на этот раз у него проломлен череп. Меньше чем через неделю после выхода из больницы мчащийся трамвай ломает ему руку. Он говорит вам, что решил никогда не рисковать и не перебегать дорогу, но через несколько недель у него переломаны обе ноги.

Годами он продолжает вести себя так, постоянно обещая при этом, что будет осторожен или что вообще не будет выходить на улицу. В конце концов, он уже не может работать, его жена разводится с ним, а сам становится посмешищем в глазах окружающих. Он пробует все известные средства, чтобы выкинуть эту опасную идею из головы. Он запирает себя в психушке, надеясь, что это исправит его. Но в тот самый день, когда он выписывается, он перебегает дорогу перед пожарной машиной, которая ломает ему позвоночник. Такой человек должно быть безумец- не так ли?

Вы можете подумать, что наша иллюстрация чересчур нелепа. Неужели? Мы, выжатые до предела, должны признать, что если заменить опасные игры на проезжей части алкоголизмом, то приведённая выше иллюстрация в точности опишет нас. Какими бы разумными ни были мы во всем остальном, там, где дело касалось алкоголя, мы были необычайно безрассудными. Сильно сказано, но разве это не правда?

Некоторые из вас сейчас думают: “Да, все, что вы нам говорите, верно, но не совсем. Мы признаем, что у нас есть некоторые из описанных выше симптомов, но мы не дошли до тех крайностей, до которой докатились вы, парни, и вряд ли дойдём. Ведь после того, что рассказали, мы понимаем себя настолько хорошо, что подобные вещи просто не могут случиться вновь. Мы не потеряли всё в этой жизни из за пьянства и, конечно же, не собираемся терять. Спасибо за информацию”.

Такие рассуждения могут справедливы для некоторых неалкоголиков, которые, хотя и пьют в настоящее время много и безрассудно, тем не менее, способны остановиться или пить умеренно, потому что их мозг и тело не повреждены так, как наши. Однако действующие или потенциальные алкоголики, почти без каких либо исключений, абсолютно не способны бросить пить, основываясь на знании самого себя. Эту мысль мы хотим подчеркнуть ещё и ещё раз, внедрить его в сознание читателей-алкоголиков, поскольку это было открыто нам через горький опыт. Приведем другой пример.

Фред является партнером в одной хорошо известной бухгалтерской фирме. У него хороший доход, прекрасный дом, он счастлив в браке, он отец способных детей университетского возраста. Он настолько привлекателен как личность, что со всеми у него устанавливаются дружеские отношения. Если и есть образец преуспевающего бизнесмена, то это Фред. Внешне это солидный, уравновешенный человек. И всё же он – алкоголик. Впервые мы увидели Фреда примерно год назад в больнице, где его лечили от сильного похмельного тремора. Это был его первый опыт такого рода, и ему было очень стыдно. Будучи далёк от признания себя алкоголиком, он говорил себе, что лёг в больницу, чтобы подлечить нервы. Врач весьма недвусмысленно дал ему понять, что его положение может быть гораздо хуже, чем он думает. Из-за этого в течении нескольких дней он пребывал в унынии. Он принял твердое решение совсем бросить пить. Ему даже не пришло в голову, что он, скорее всего, не сможет этого сделать, несмотря на свой характер и репутацию. Фред отказывался верить, что он алкоголик, и уж тем более- воспользоваться духовными средствами для решения своей проблемы. Мы рассказали ему все, что мы знаем об алкоголизме. Он проявил интерес и согласился, что у него есть некоторые из симптомов, но был далёк от признания того, что сан он ничего не сможет сделать с этим. Он был убежден, что испытанное унижение плюс приобретённые им знания оставят его трезвым на всю жизнь. Знание самого себя поможет.

Какое-то время мы ничего не слышали о Фреде, пока однажды нам не сказали, что Фред снова попал в больницу. В этот раз его трясло довольно сильно. Вскоре он дал знать, что очень хочет увидеться с нами. Его рассказ весьма поучителен, ведь это был человек абсолютно убежденный, что он должен бросить пить, и которого не было никаких оправданий для выпивки. Который выказывал недюжинную рассудительность и решительность во всех остальных своих делах, и который, тем не менее, оказался повержен на обе лопатки.

Пусть он сам расскажет об этом: “На меня произвело сильное впечатление всё, что вы, парни, поведали мне об алкоголизме, и я, откровенно говоря, не верил, что когда- либо выпью снова. Я, в общем, проникся вашими идеями о трудноуловимом безумии, предшествующее первой рюмке, но был уверен, что со мной этого не может случиться после всего, что я узнал. Я рассудил, что зашел не так далеко, как большинство из вас, парни, что обычно я успешно справлялся с другими своими проблемами личного свойства, и поэтому я преуспею там, где вы потерпели поражение. Я чувствовал, что имею все основания быть уверенным в себе, что это лишь вопрос применения силы воли и сохранения бдительности.

С таким умонастроением я занялся своими делами, и поначалу всё шло хорошо. Мне не трудно было воздерживаться от выпивки, и я начал задаваться вопросом, а не делаю ли я из мухи слона. Однажды я отправился в Вашингтон, чтобы предоставить отчётные документы в правительственное бюро. Во время этого периода сухости я не раз покидал город, так что здесь не было ничего нового. Физически я чувствовал себя прекрасно. Не было никаких тяготящих меня трудностей или беспокойств. Мое дело завершилось удачно, я был доволен и знал, что мои партнеры тоже будут удовлетворены. Заканчивался отличный день, на горизонте не было ни облачка.

Я отправился в гостиницу и неторопливо оделся к ужину. Когда я входил в зал ресторана, мне пришла в голову мысль, что было бы неплохо выпить за ужином пару коктейлей. И всё. Больше ничего. Я заказал коктейль и еду. Затем я заказал еще один коктейль. После ужина я решил прогуляться. Когда я вернулся в гостиницу, меня осенила мысль, что неплохо перед сном выпить виски с содовой , поэтому я зашел в бар и выпил. Помню, что выпил ещё несколько рюмок в тот вечер и очень много- на следующее утро. Смутно припоминаю, что я был в самолете, который летел в Нью-Йорк,и что в аэропорту вместо жены нашел дружелюбного таксиста. Водитель сопровождал меня в течении нескольких дней. Почти не представляю, куда я ездил, что говорил и что делал. Потом была больница с ее душевными и физическими муками.

Как только ко мне вернулась способность соображать, я припомнил в деталях тот вечер в Вашингтоне. Я не только не был бдительным- я даже не пытался бороться с первой рюмкой. В тот момент я совсем не думал о последствиях. Я начал пить так же беспечно, как если бы вместо коктейля пил имбирный лимонад. Тут я вспомнил, что говорили мне мои друзья-алкоголики, вспомнил как они предсказывали, что если у меня ум алкоголика, то обстоятельтсва не заставят себя ждать – и я снова выпью. Они говорили, что хотя я и возведу защиту, придёт день, и она рухнет перед каким – нибудь ничтожным оправданием для выпивки. Что ж, так оно и произошло- и даже хуже, ведь всё, что я узнал об алкоголизме, мне вообще не пришло в голову. С того минуты я знал, что у меня ум алкоголика. Я увидел, что сила воли и знание самого себя не помогут в моменты таких странных умственных затмений. Я никогда не мог понять людей, которые говорили, что какая то проблема одолела их, не оставив никакой надежды. Но тут я это понял. Это был сокрушительный удар.

Меня пришли навестить двое из «Анонимных Алкоголиков». Они ухмылялись, что мне не понравилось, и потом спросили, считаю ли я себя алкоголиком и верно ли, что на этот раз я действительно побеждён? Мне пришлось согласиться с обоими утверждениями. Они засыпали меня грудой доказательств, что алкогольное мышление, которое я проявил в Вашингтоне, есть безнадёжное состояние. Они привели множество случаев из своего собственного опыта. Всё это разрушило остатки моих надежд на то, что я справлюсь сам.

Потом они изложили мне духовное решение и обозначили программу действий, которую с успехом выполнили около сотни из них. Хотя я лишь номинально принадлежал к церкви, их предложения были приемлемы с интеллектуальной точки зрения. Но вот программа действий, хотя и вполне разумная, оказалась довольно радикальной. Подразумевалось, что мне придется выбросить на свалку некоторые представления, с которыми я сжился. Это было нелегко. Но в тот момент, когда я принял решение выполнить все до конца, у меня появилось странное чувство, что я избавлен от своего алкоголизма; как показало время, так оно и было.

Не менее важным было открытие, что духовные принципы решат все мои проблемы. С этих я приобщен к способу жизни бесконечно более радостному и, надеюсь, более полезному, чем та жизнь, которую я вёл раньше. Нельзя сказать, что мой прежний образ жизни был плохим, но я не променяю даже худшие моменты сегодняшнего дня на всё самое лучшее, что было тогда. Я ни за что не вернулся бы к прежнему, даже если бы смог»

Рассказ Фреда говорит сам за себя. Мы надеемся, что его история проймёт тысячи таких, как он. Фреда лишь слегка придавило. Большинству же алкоголиков необходимо оказаться полностью раздавленными, прежде чем они по- настоящему начнут решать свои проблемы.

Многие врачи и психиатры согласны с нашими выводами. Один из них, работающий во всемирно известной больнице, заявил одному из нас буквально следующее: “Всё, что вы говорите о общей безнадежности тяжелого положения у среднего алкоголика, по моему мнению, правильно. Что касается тех двух из вас, чьи истории мне довелось услышать, у меня нет никаких сомнений, что вы были безнадежны на 100% - правда, если не брать в расчёт помошь свыше. Попробуй вы попасть в нашу больницу в качестве пациентов, я бы не принял вас, если бы мог избежать этого. С людьми, вроде вас, мучительно иметь дело. Не будучи религиозным человеком, я всё же глубоко уважаю обращение к духовным средствам в таких случаях, как ваш. В большинстве случаев другого решения, по сути, нет”.

Повторяем еще раз: у алкоголика в определенные моменты нет эффективной умственной защиты против первой рюмки. За исключением нескольких редких случаев, ни сам алкоголик, ни кто-либо другой из людей не могут обеспечить такую защиту. Его защита должна исходить от Высшей Силы.

*Верно на момент первой публикации это книги. Однако опрос, проведённый в 2003 году среди членов США и Канады, показал, что около одной пятой из них составляют люди в возрасте тридцати лет и моложе.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

24 ноября 2019
  15:10   ГЛАВА 2 "ЕСТЬ РЕШЕНИЕ"
ГЛАВА 2. ЕСТЬ РЕШЕНИЕ 

Мы, члены “Анонимных Алкоголиков”, знаем тысячи мужчин и женщин, которые в своё время были точно так же безнадежны, как Билл. Почти все они выздоровели. Они решили проблему пьянства. 

Мы – обыкновенные американцы. Среди нас представлены все районы страны, многие профессии, политические убеждения и вероисповедания, мы занимаем различное экономическое и социальное положение. Мы – люди, которые в обычных обстоятельствах не общались бы. Однако нас связывает товарищество, доброжелательность и взаимопонимание, и это настолько удивительно, что не поддается описанию. Мы – словно пассажиры огромного лайнера, только что спасшиеся после кораблекрушения, когда ощущение братства, радости и равенства наполняет судно, от трюмов до капитанской каюты. Однако в отличие от чувств, которые испытывают пассажиры корабля, наша радость спасения от катастрофы не убывает по мере того, как мы продолжаем идти своим собственным путём. Чувство, что всем мы попали в одну и ту же беду, является лишь одной из составляющих мощного цемента, который связывает нас. И само по себе оно бы никогда не удержало нас вместе так, как мы сейчас соединены.

Потрясающим фактом для каждого из нас является то, что мы нашли общее решение. У нас есть путь к избавлению, с которым мы полностью согласны и благодаря которому мы можем объединиться, в слаженной братской дейтельности. В этом и состоит великое известие, которое эта книга несёт страдающим от алкоголизма.

Болезнь этого рода – а мы пришли к убеждению, что это болезнь – вовлекает окружающих нас людей как никакое другое человеческое заболевание. Если у кого-то рак, все его жалеют, и никто не сердится и не обижается на него. С алкоголизмом же дело обстоит не так, ибо эта болезнь сопровождается разрушением всего, ради чего стоит жить. Она затягивает всех, чьи жизни соприкасаются с жизнью страдальца. Она приносит недопонимание, жестокие обиды, финансовую нестабильность, отвращение друзей и начальства, калечит жизни невинных детей, делает несчастными жён и родителей – этот перечень можно продолжать и продолжать. 

Мы надеемся, что наша книга просветит и утешит тех, кто уже болен или может заболеть. И таких много.

Высококвалифицированные психиатры, имевшие с нами дело, обнаружили, что иногда невозможно убедить алкоголика обсудить его положение, не скрывая ничего. Как ни странно, женам, родителям и близким друзьям обычно ещё меньше, чем психиатрам и врачам, удается достучаться до нас.

А вот бывший проблемный пьяница, который нашел это решение и должным образом вооружен фактами о себе, может, как правило, завоевать полное доверие другого алкоголика за считанные часы. И пока такое взаимопонимание не достигнуто, немногого или почти ничего нельзя добиться. 

То, что у человека, который вступает в контакт с алкоголиком, были те же самые трудности, что он явно знает, о чём ведёт речь; что всё его поведение красноречиво говорит новичку: перед ним тот человек, у которого есть настоящее решение; что в его поведении нет высокомерной набожности и ровным счётом ничего, кроме искреннего желания быть полезным; что не надо платить деньги, думать о выгоде, кому-либо угождать, выслушивать лекции –вот те условия, которые мы считаем наиболее эффективными. При таком подходе многие «берут свою постель и снова начинают ходить». 

Никто из нас не превращает эту работу в свое единственное и не считает, что её эффективность возрастёт, если бы мы так поступали. Мы считаем, что прекращение нашего пьянства - всего лишь начало. Гораздо важнее то, что нам предстоит продемонстрировать наши принципы в своем собственном доме, на работе и вообще в других делах. Все мы проводим значительную часть своего свободного времени, занимаясь деятельностью, которую собираемся описать. Некоторым повезло настолько, что они оказались в обстоятельствах, когда можно отдавать почти все время этой работе.

Если мы будем придерживаться выбранного пути, почти нет сомнений, что произойдёт много хорошего, однако проблема алкоголизма в целом вряд ли будет затронута даже поверхностно. Те из нас, кто живёт в больших городах, не покидает мысль, что где то рядом сотни людей каждый день напиваются до беспамятства. Многие могли бы выздороветь, если бы у них была возможность, которой воспользовались мы. И как мы можем передать другим то, что так щедро было дано нам?

Мы решили опубликовать анонимно книгу, изложив проблему так, как мы видим ее. Для этого мы обратимся к нашему совместному опыту и знаниям. Это поможет предложить полезную программу для любого, кого затронула проблема пьянства.

Будет необходимо обсудить некоторые вопросы медицинского, психиатрического, социального и религиозного плана. Мы сознаём, что все эти вопросы уже по самой природе своей – спорные. Нам было бы так приятно написать книгу, которая не оставит места для разногласий или споров. И мы сделаем все возможное, чтобы достичь такого идеала. Большинство из нас понимает, что обладая истинной терпимостью к недостаткам и взглядам других людей, а так же уважением к их мнению, мы становимся полезнее для окружающих. Сама наша жизнь- жизнь бывших пьяниц- зависит от нашей постоянной заботы о других и от того, как мы можем быть им полезными.

Возможно, вы уже задали себе вопрос, почему пьянство сделало нас всех настолько больными. Несомненно, вам очень хотелось бы узнать, как и почему, вопреки мнению специалистов, мы выздоровели от безнадежного состояния ума и тела. Если вы – алкоголик, который хочет покончить с этим, возможно вы уже спрашиваете: “Что я должен делать?”

Цель этой книги как раз и состоит в том, чтобы ответить на такие вопросы чётко и ясно. Мы расскажем вам, что сделали мы. Но прежде чем обсуждать всё подробно, было бы неплохо обобщить некоторые моменты так, как мы понимаем их.

Как много раз нам говорили : “Я могу пить, могу не пить. Почему же не может он?”; “Почему вам не пить как как порядочному человеку или бросить?”; “Этот парень не умеет пить”; “Почему бы вам не ограничится пивом или вином?”; “Держитесь подальше от крепкого”; “Должно быть, у него нет силы воли”; “Он мог бы остановиться , если бы захотел”; “Она такая славная девушка, мне кажется, он бы мог перестать пить ради нее”; “Врач сказал ему, что, если он снова начнёт пить, это убьет его, однако вот он: опять набрался”.

Таковы на сегодня избитые рассуждения о пьющих, которые мы постоянно слышим. 
За ними кроется бездна невежества и непонимания. Мы полагаем, что эти высказывания принадлежат людям, чья реакция на алкоголь сильно отличается от нашей. 

Умеренно пьющие не испытывают больших трудностей с тем, чтобы полностью отказаться от спиртного, если у них на то есть веские причины. Они могут пить, а могут не пить.

Есть так же определённый тип крепко пьющего человека. Он рискует зайти столь далеко в своей скверной привычке, что постепенно разрушит себя физически и умственно. Это может привести его к преждевременной смерти. Если на первый план выйдут достаточно веские причины- плохое здоровье, влюбленность, смена окружающей обстановки или предостережение врача – такой человек тоже способен остановиться или начать пить умеренно, хотя ему при этом может быть трудно и плохо, и, вероятно, даже понадобится медицинская помощь.

Но как обстоит дело с настоящим алкоголиком? Он может начать как умеренно пьющий. Он может стать или не стать одним из тех, кто пьет постоянно и помногу. Но на определенном этапе своего пьянства он начинает полностью терять контроль над количеством выпитого, стоит ему только начать. 

И тут он становится человеком, который приводит вас в замешательство, в особенности отсутствием чувства меры. Когда пьет, он совершает абсурдные, невероятные, трагические поступки. Он воистину человек, у которого два лица. Редко он бывает всего лишь подвыпившим. Он всегда безумно пьян- когда в большей степени, когда в меньшей. Он так мало похож на себя когда пьёт. Он может быть одним из самых славных парней в этом мире. Однако стоит ему денёк попить, и зачастую он становится отвратительным и даже опасным для окружающих типом. У него есть в буквальном смысле дар напиваться в самый неподходящий момент, особенно когда нужно принять важное решение или выполнить взятые на себя обязательства. Часто он вполне разумен и уравновешен во всём, кроме спиртного – здесь же он невероятно нечестен и эгоистичен. Нередко он обладает особыми умениями, мастерством и одаренностью и может рассчитывать на блестящую карьеру. Он использует свои дарования, чтобы выстроить радужные перспективы для себя и своей семьи, а потом обрушивает всё это себе на голову бессмысленной серией попоек. Он из тех, кто ложится спать настолько пьяным, что должен отсыпаться сутками. А на следующее утро он исступлённо ищет бутылку, которую задевал куда-то вчера вечером. Если средства позволяют ему, он может припрятывать спиртное по всему дому, чтобы быть уверенным, что никто не отнимет у него все его запасы и на выльет их в канализацию. По мере того, как ухудшается положение, он начинает сочетать сильные успокоительные и спиртное, чтобы унять свои нервы и быть в состоянии выйти на работу. Затем приходит день, когда он просто не может этого сделать, и он снова надирается. Вероятно, он обращается к врачу, который дает ему морфий или какое-нибудь другое успокоительное, чтобы с его помощью выйти из запоя. Затем он начинает попадать в больницы и спецлечебницы. 

Это ни в какой мере не составляет исчерпывающей картины того, что представляет собой настоящий алкоголик, так как модели нашего поведения различны. Однако это описание должно охарактеризовать его в общих чертах.

Почему он ведет себя так? Если сотни раз он убеждался на собственном опыте, что одна рюмка означает ещё одну катастрофу со всеми сопутствующими ей мучениями и унижением, почему получается, что он выпивает ту самую одну рюмку? Почему он не может воздержаться от выпивки? Что стало с тем здравым смыслом и силой воли, которые он все еще иногда обнаруживает по отношению к другим делам?

Возможно, на эти вопросы никогда не будет дано полного ответа. Мнения, почему алкоголики реагируют не так, как нормальные люди, весьма разнообразны. Мы не знаем наверняка, почему алкоголику, достигшему определенной точки, уже нельзя помочь. Мы не можем решить эту загадку.

Мы знаем, что пока алкоголик не притрагивается к выпивке, а это он может делать в месяцами и годами, он реагирует в основном как другие люди. Мы также знаем, что как только он выпивает что- нибудь из спиртного, с ним происходит нечто такое – и на телесном и на умственном уровне, что фактически исключает для него возможность остановиться. Жизненный опыт любого алкоголика многократно подтвердит это.


Эти наблюдения были бы праздными и бессмысленными, если бы наш друг никогда не опрокидывал ту самую первую рюмку, запуская весь ужасный циклический процесс. Следовательно основная проблема алкоголика сосредоточена в уме, нежели в его теле. Если вы спросите его, почему он в очередной раз ушел в запой, вероятнее всего, он представит вам одну из сотен оговорок. Иногда эти оправдания могут выглядеть убедительно, но в действительности они бессмысленны на фоне того опустошения, к которому приводит запой алкоголика. Они напоминают рассуждения человека, который бьет себя по лбу молотком, чтобы не чувствовать головной боли. Если вы обратите внимание алкоголика на ошибочность его доводов, он высмеет вас или станет раздраженным и откажется разговаривать.

Иногда он может сказать правду. А правда, как ни странно, обычно такова, что он не более вас понимает, почему он выпил ту самую первую рюмку. У некоторых пьющих есть оправдания, которыми они довольствуются какое-то время. Но в душе они действительно не знают, почему они так поступают. Как только они оказываются во власти этого недуга, их карта бита. Они одержимы тем, что как-нибудь, когда-нибудь они выиграют этот бой. Но чаще всего они подозревают, что уже лежат на полу ринга, и рефери открыл счёт. 

Лишь немногие осознают насколько это правда. Члены их семей и друзья смутно ощущают, что эти пьяницы ненормальны, однако каждый с надеждой ждёт того дня, когда страждущий проснется от летаргического сна и проявит силу воли. 

Трагическая правда заключается в том, что, если человек – настоящий алкоголик, этот счастливый день может и не наступить. Такой человек утратил контроль. В определенный точке своего пьянства каждый алкоголик переходит в состояние, при котором даже самое сильное желание бросить пить совершенно не работает. Практически в каждом случае эта трагическая ситуация наступает задолго до того, как о ней начинают догадываться.

Дело в том, что подавляющее большинство алкоголиков, по причинам пока неясным, утратили способность выбора в отношении выпивки. Наша так называемая сила воли практически перестаёт существовать. В определенные моменты мы не способны достаточно отчётливо воспроизвести в своем сознании воспоминания о том страдании и унижении, которое мы пережили всего неделю или месяц тому назад. У нас нет защиты от первой рюмки.

Заведомо известные последствия, которые наступают даже после выпитой кружки пива, не приходят на ум, чтобы удержать нас. И если такие мысли и появляются, то они туманны и охотно вытесняются старой заношенной идеей, что в этот раз мы сможем контролировать себя как другие люди. Тот защитный механизм, благодаря которому человек не прикасается к горячей плите, у нас полностью выведен из строя. 

Алкоголик, как всегда, может сказать себе: “В этот раз я не обожгусь, надо делать так-то и так-то!” Или, возможно, он не думает вовсе. Как часто некоторые из нас вот так беспечно начинали пить, а после третьей или четвертой рюмки ударяли по стойке бара и говорили себе: “Боже мой, как это я начал снова?” – лишь для того, чтобы эта мысль была вытеснена другой: “Ничего, я остановлюсь после шестой”. Или “А не всё ли теперь равно?”


Когда такой тип мышления полностью возобладал в человеке со склонностью к алкоголизму, не исключено, что он уже поставил себя за грань человеческой помощи, и если его не посадить под замок, он может умереть или сойти с ума. Эти ужасные голые факты подтверждены легионами алкоголиков за всю историю человечества. И если бы не Божья милость, можно было бы привести ещё тысячи убедительных примеров. Очень многие хотят остановиться и не могут. 

Есть решение. Почти никому из нас не нравилось исследовать себя, унимать свою гордыню, признавать изъяны- делать всё то, чего требует процесс выздоровления для своего успешного завершения. Однако мы видели, что это действительно работало у других, и уже пришли к убеждению, что жизнь, которой мы прежде жили, безнадежна и тщетна. Поэтому когда нам встретились те, у кого эта проблема была решена, нам ничего не оставалось, как поднять положенный к нашим ногам простой набор духовных инструментов. Нам открылись небеса и мы были стремительно перенесены в четвертое измерение бытия, о котором прежде даже не мечтали. 

Поистине великим фактом для нас стало то, что мы обрели глубокий и действенный духовный опыт (полностью обьяснено в Приложении II), который коренный образом изменил всё наше отношение к жизни, к нашим ближним и к Божьему миру. Самое главное в нашей жизни сегодня – это абсолютная уверенность, что наш Создатель вошёл в наши сердца и жизнь поистине чудесным способом. Он начал совершать для нас то что мы никогда не могли сделать сами.

Если вы такой же закоренелый алкоголик, какими были мы, то мы убеждены, что и для вас не существует половинчатого решения. Мы были в положении, когда жизнь становилась невозможной, и уж если мы зашли туда, откуда нельзя вернуться с человеческой помошью, у нас было всего два пути: один- продолжать бретси к своему горькому концу, всячески вычерскивая из памяти осознание невыносимости своего положения; и другой- принять духовную помошь. И мы приняли духовную помощь, потому что честно хотели этого и были готовы приложить усилия. 

Один американский бизнесмен обладал способностями, здравомыслием и благородным характером. Годами он кочевал из одной спецлечебницы в друю. Он консультировался у лучших американских психиатров. Затем он отправился в Европу, где стал наблюдаться у прославленного врача (психиатра Юнга, доктора медицины), который назначил ему лечение. Хотя предыдущий опыт и сделал его скептиком, он обрел необычайную уверенность по завершении курса лечения. Он чувствовал себя на удивление хорошо- и физически и душевно. А главное, он считал, что получил такие глубокие знания о внутренней работе своего ума и его скрытых пружинах, что о рецидиве нечего было и думать. И всё же он очень скоро напился. Самое обескураживающее по-прежнему заключалось в том, что он сам мог найти вразумительного объяснения своему падению.

В результате он вернулся к этому врачу, которым восхищался, и прямо спросил его, почему он не смогу выздороветь. Больше всего на свете ему хотелось вернуть самоконтроль. Казалось, что он вполне разумен и уравновешен перед лицом других проблем. Почему так?

Он умолял врача сказать ему всю правду, и он её услышал. Согласно вердикту доктора он был совершенно безнадёжен; никогда уже он не сможет восстановить своё положение в обществе, и ему придется посадить себя под замок или нанять телохранителя, если он надется прожить долго. Таким было мнение выдающегося врача.

Однако этот человек всё ещё жив, и он – свободный человек. Ему не нужен телохранитель, и он не в заточении. Он может отправиться в любое место на земле и бывать там, где бывают другие свободные люди, не боясь никакой беды, при условии, что он сохранит готовность придерживаться определённой простой системы взглядов.
Некоторые из наших читателей-алкоголиков могут думать, что им удастся обойтись без духовной помощи. Позвольте рассказать вам остальную часть беседы нашего друга с его врачом.

Доктор сказал: “У вас ум хронического алкоголика. Я никогда не видел ни одного случая выздоровления у людей, когда такое состояние ума проявлялось в той же степени, что и у Вас». Наш друг почувствовал себя так, будто ворота ада с грохотом захлопнулись за ним.

Он спросил: “Неужели не бывает исключений?”

“Исключения бывают, – ответил врач. – в таких случаях как Ваш, они встречаются с давних времен. Изредка в разных местах алкоголики обретают то, что называют жизненно важным духовным опытом. Для меня эти случаи – необъяснимое явление. Они выглядят как нечто, напоминающее мощный эмоциональный сдвиг и перестройку. Мысли,эмоции, и установки, которые когда то направляли жизнь этих людей, внезапно отбрасываются в сторону, и совершенно новые представления и мотивы начинают довлеть над ними. По правде говоря, я пытался произвести в вас подобную эмоциональную перестройку. Со многими пациентами методика которую я применял, была результативной, но я ни разу не преуспел с такими алкоголиками как Вы» (развёрнутое описания смотри в Приложении II)

Услышав это, наш друг испытал некоторое облегчение, ведь он, в конца концов, считал себя примерным церковным прихожанином. Однако эта надежда рухнула, как только врач сказал ему, что, несмотря на глубокие религиозные убеждения, в его случае они не означают наличия необходимого жизненно важного духовного опыта.

Именно в этом заключалась ужасная дилемма, перед которой предстал наш друг, когда он и обрёл тот исключительный опыт, сделавший его, как мы уже сказали вам, свободным человеком.

Мы, в свою очередь, искали того же спасения с отчаянием утопающего. То, что представлялось вначале хрупкой тростинкой, оказалось любящей и сильной Божьей дланью. Новая жизнь была открыта нам, или, если хотите, “модель жизни”, которая действительно работает. 

Выдающийся американский психолог Уильям Джеймс в своей книге “Многообразие религиозного опыта” указывает на множество путей, которыми люди приходили к Богу. У нас нет желания убеждать кого бы то ни было, что есть лишь один способ обретения веры. 
Если всё, что мы познали, почувствовали и поняли, имеет хоть какое-нибудь значение, то оно заключается в том, что независимо от расы, вероисповедания или цвета кожи, все мы – дети живого Создателя, с которым можно строить простые и понятные отношения, как только мы будем в достаточной мере готовы и чесны, чтобы попробывать. Те, кто принадлежит к какой либо религии, не обнаружат здесь ничего опасного для своих верований или обрядов. Между нами не возникает трения по таким вопросам.

Мы считаем, что не наше дело, к какой религиозной организации относят себя наши члены. Это должно быть всецело личным делом, которое каждый решает для себя сам, в соответствии со своими прежним членством или с сегодняшним выбором. Не все из нас присоединяются к религиозным общинам, но в большинстве своем мы благосклонно относимся к такому членству. 


В следующей главе излагается наше понимание алкоголизма, за ней идёт глава, обращённая к агностикам. Многие, кто когда то был в их числе, теперь среди наших членов. Как ни удивительно, мы полагаем, что такие убеждения не являются серьезным препятствием к обретению духовного опыта.

Далее даются четкие указания, из которых видно, как мы выздоровели. Далее приводятся 42 истории о личном опыте. 


Каждый человек из них, рассказывая личную историю, описывает своими словами и со своей точки зрения, как он установил взаимоотношения с Богом. Эти истории дают беспристрастный взгляд на наше сообщество изнутри и чёткое представление о том, что на самом деле произошло в жизни этих людей.

Мы надеемся, что никто не сочтет эти откровенные свидетельства дурным тоном. Мы надеемся, что многие отчаянно нуждающиеся алкоголики, мужчины и женщины, увидят эти страницы, и мы верим, что только полностью раскрывшись и обнажив свои проблемы, мы побудим других сказать: “Да, я тоже один из них; и я тоже должен обрести то, что есть у них”.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

22 октября 2019
  13:11   История Билла
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ БИЛЛА

Маленький городок в Новой Англии, куда нас, молодых офицеров из Платсбурга, направили служить, был охвачен военной лихорадкой, и нам льстило, когда именитые горожане приглашали нас в свои дома и вели себя так, что мы чувствовали себя героями. Здесь было все: любовь, рукоплескания, война. Эпизоды веселья сменялись моментами величия. Я наконец то стал частью жизни и посреди этого возбуждения открыл для себя спиртное. Позабылись серьёзные предостережения моих родственников и их опасения, связанные с выпивкой. В положенное время нас отправили “туда”. Мне было очень одиноко, и я в очередной раз обратился к алкоголю.

Мы высадились в Англии. Я побывал в Уинчестерском соборе. Взволнованный, я бродил вокруг. Моё внимание привлек один нескладный стишок на старом надгробии.


Здесь лежит гренадёр из Хемпшира,
Который встретил свою смерть,
Потягивая холодное пивко.
Хорошего солдата никогда не забудут,
Не важно, чем он был сражён —
Мушкетной пулей или кружкой.

Зловещее предупреждение, которое я полностью проигнорировал.

В двадцать два года я, ветеран зарубежных войн, наконец-то вернулся домой. Я воображал себя лидером, подарили же мне солдаты моей батареи сувенир в знак уважения! Мой талант руководителя, представлял себе я, поставит меня во главе какого-нибудь крупного предприятия, которым я буду руководить твердою рукой.

Я поступил на вечерние юридические курсы и получил должность следователя в страховой компании. Гонка за успехом началась. Я еще докажу миру свою важность! По делам службы мне приходилось бывать на Уолл-стрит, и мало- помалу я заинтересовался рынком ценных бумаг. Многие люди разорялись, но некоторые становились очень богатыми. Почему бы и мне не разбогатеть? Наряду с правом я изучал экономику и бизнес. Будучи потенциальным алкоголиком, я едва смог окончить свои курсы. На одном из выпускных экзаменов я был настолько пьян, что не мог ни соображать, ни писать. Хотя мое пьянство еще не стало непрерывным, оно беспокоило мою жену. Мы вели долгие разговоры, во время которых я пытался развеять ей дурные предчуствия, рассказывая, что гениальные люди совершали свои самые лучшие открытия в состоянии опьянения и что самые грандиозные взлеты философской мысли происходили не без участия бутылки.

К моменту окончания учебы я понял, что юриспруденция не для меня. Меня уже захватил манящий водоворот Уолл-стрит. Моими кумирами были ведущие бизнесмены и финансисты. Из этого сплава пьянства и биржевых спекуляций я начал ковать оружие, которое однажды, подобно бумерангу, возвратится и поразит меня. Мы с женой жили скромно и скопили 1000 долларов. На них мы приобрели акции, которые в то время стоили дешево и были не особенно популярны. Я резонно допускал, что со временем они подскочат в цене. Мне не удалось уговорить своих друзей-маклеров направить меня для изучения предприятий и знакомства с их управлением, однако мы с женой всё же решили поехать сами. Я выработал теорию, что в большинстве своём люди теряли деньги на акциях из-за незнания рынка. Потом я обнаружил и многие другие причины.

Мы бросили работу и уехали на мотоцикле, в коляске которого были палатка, одеяла, смена одежды и три огромных тома финансового справочника. Наши друзья считали, что нас нужно обследовать на предмет вменяемости. Возможно, они были правы. Я играл на бирже временами успешно, поэтому у нас было немного денег, но однажды нам пришлось месяц поработать на ферме, чтобы не залезать в наши скромные сбережения. Это был последний на долгие годы случай, когда я занимался честным физическим трудом. За год мы исколесили всю восточную часть Соединенных Штатов. В конце года мои доклады, которые я посылал на Уолл-стрит, обеспечили мне приличную должность и право распоряжаться значительными подотчетными суммами. Исполнение опциона (разновидность биржевой сделки. – Примеч. ред) принесло нам дополнительный доход, и в общей сложности мы заработали в том году несколько тысяч долларов.

В течение нескольких последующих лет судьба дарила мне деньги и успех. Я добился признания. Многие следовали моим заключениям и идеям, и это приносило им миллионы в ценных бумагах. Большой бум конца 20-х годов был захватывающим и нарастающим. Выпивка начинала играть важную роль в моей жизни, взбадривая меня. В ресторанах в богатых районах города играл джаз и было шумно. Все тратили тысячи, а болтовни было на миллионы. Зубоскалы могли зубоскалить и убираться к чёрту. У меня появилось множество друзей, льнувших к успеху.

Мое пьянство поглощало всё больше времени, продолжаясь весь день и почти каждую ночь. Увещевания моих друзей одно за другим сходили на нет, и я стал волком одиночкой. В нашей роскошной квартире нередко происходили тяжелые сцены. Правда, настоящих измен у меня не было в силу моей преданности жене- преданности временами поддерживаемой тем, что я страшно напивался и просто не мог влипнуть в сомнительную историю.
В 1929 году я заболел гольфом. Мы сразу же переехали за город, и я ринулся в погоню за Вальтером Хагеном (Известный профессиональный игрок в гольф. – Прим. ред), а моя жена приготовилась аплодировать. Спиртное догнало меня гораздо раньше, чем я подобрался в Вальтеру. Меня начало трясти по утрам. Гольф позволял пить днем и ночью. Было приятно перемещаться туда-сюда по площадке для избранных, которая вызывала во мне такой трепет когда я был подростком. Я приобрел безупречный загар, который отличает преуспевающих людей. Местный банкир с забавным скептицизмом следил за тем, как я проводил крупные чеки через его кассу, то снимая, то внося деньги.

Внезапно в октябре 1929 года на Нью-Йоркской бирже наступил полный крах. В конце одного из тех дней сущего ада я шатающейся походкой отправился из гостиничного бара в контору. Было 8 часов вечера, прошло пять часов после закрытия торгов. Биржевой телеграф еще работал. Я таращился на ленту, на которой было написано XYZ-32. Еще утром там было 52. Мне пришёл конец, как и многим моим друзьям. Газеты сообщали о самоубийцах, бросавшихся с небоскрёбов крупных финансовых учреждений. У меня это вызывало отвращение. Нет, я прыгать не буду. Я вернулся в бар. Мои друзья потеряли несколько миллионов с 10 часов утра. Ну и что? Завтра будет новый день. Я пил, и к мне возвращалась былая агрессивная решимость победить.

На следующее утро я позвонил своему другу в Монреаль. У него осталось много денег, и он считал, что мне лучше ехать в Канаду. До следующей весны мы жили в привычном стиле. Я чувствовал себя Наполеоном, возвращающимся с Эльбы. И никакой мне Св. Елены! Но пьянство настигло меня снова, и по моему щедрому другу пришлось расстаться со мной. На этот раз мы были полностью на мели.

Мы поселились у родителей моей жены. Я нашел работу, а потом потерял ее из-за драки с водителем такси. На мое счастье никто не предполагал, что с этого момента в течение пяти лет у меня не будет настоящей работы, и что все это время я буду беспробудно пить. Моя жена начала работать в универмаге. Возвращаясь домой усталая, она находила меня пьяным. В маклерских конторах я стал непрошеным прихлебателем.

Алкоголь перестал быть роскошью - он превратился в необходимость. Две, а зачастую три бутылки скверного джина стали моей ежедневной нормой. Мне иногда удавалось небольшая сделка, и я использовал несколько сотен заработанных долларов, чтобы оплатить счета в барах и гастрономах. Это продолжалось бесконечно, я начал просыпаться по утрам очень рано, охваченный яростной дрожью. Чтобы хоть как-то позавтракать, я должен был выпить стакан джина и запить его несколькими бутылками пива. Несмотря на это, я все еще думал, что могу контролировать ситуацию, а случающиеся периоды трезвости возрождали в моей жене надежду.

Но дела становились все плачевнее. Наш дом отобрали за неуплату долга по закладной, моя теща умерла, жена и тесть заболели.
Затем у меня появилась возможность провернуть удачную сделку. В 1932 году акции котировались крайне низко, и я каким то образом сколотил группу покупателей. Мне причиталась изрядная доля прибыли. Но тут у меня начался страшный загул, и этот шанс испарился.

И тут я опомнился. Надо остановить это. Я осознал, что не могу позволить себе даже одну рюмку. Я больше никогда не буду пить ! Прежде я выдавал массу пустых обещаний, но в это раз моя жена с радостью отметила, что я говорю серьезно. Так же думал и я.

Вскоре после этого я пришел домой пьяный. Не было никакой борьбы. Куда же подевалось мое твердое решение? Я просто не знал. Я даже не вспомнил о нем. Кто-то протянул мне рюмку и я выпил. Был ли я в своем уме? Я начал гадать, не сродни ли сумасшествию такая вопиющая неспособность предвидеть последствия.

С новой решимостью я предпринял еще одну попытку. Прошло какое-то время, и моя уверенность постепенно сменилась самоуверенностью. Я мог смеяться над производителями джина. Теперь я знал, как с этим справиться! Но в один прекрасный день я зашел в кафе, чтобы позвонить. В следующее мгновение я стучал по барной стойке, спрашивая себя, как это случилось. Почувствовав первое опьянение, я сказал себе, что в следующий раз я справлюсь, но теперь почему бы не получить удовольствие и не напиться. И я напился.

Никогда не забуду угрызения совести, ужас и безысходность следующего утра. У меня не было мужества бороться. Мои мысли безудержно разбегались, и я испытывал ужасное чувство неумолимо надвигающейся беды. Я едва мог отважиться перейти улицу, боясь, что отключусь, и на меня в утренних сумерках наедет грузовик. В ночной забегаловке я выпил дюжину стаканов пива. Мои истерзанные нервы, наконец, успокоились. Я прочел в утренней газете, что рынок снова полетел в тартарары. Со мной происходило то же самое. Ситуация на бирже восстановится, а вот моя песенка спета. Это была тяжелая мысль. Может быть, покончить с собой? Нет, не сейчас. Потом мои мысли затуманились. Джин всё уладит. Итак, две бутылки – и забытье...

Ум и тело – чудесные механизмы. Ведь мои вынесли еще два года этой агонии. Иногда я крал деньги из тощего кошелька моей жены, когда утреннее ужас и безумие овладевали мной. И опять в замешательстве колебался, стоя перед открытым окном или перед аптечкой где был яд, и проклиная себя за слабоволие. Лихорадочно ища избавления, мы с женой то уезжали за город, то возвращались назад. Потом наступала ночь, когда мои физические и душевные муки стали поистине адскими, и я испугался, что высажу окно и выброшусь вниз. Я кое- как смог перетащить свой матрац этажом ниже на случай, если я все таки неожиданно выпрыгну. Пришел врач и дал мне сильное успокоительное. На следующий день я пил джин и успокоительное. Вскоре это сочетание превратило меня в развалину. Окружающие боялись за мой рассудок. Я тоже боялся. Когда я пил, то практически не ел и весил почти на 20 кг меньше нормы.

Мой шурин-врач и моя мать, по доброте своей, поместили меня в известную во всей стране больницу для умственной и физической реабилитации алкоголиков. Пресловутое лечение белладонной прочистило мои мозги. Водные процедуры и легкие физические упражнения ощутимо помогли мне. Но самым важным было то, что я встретил доброго доктора, который объяснил мне, что хотя я, вне всякого сомнения, вел себя эгоистично и глупо, я был серьезно болен – телесно и умственно.

Я испытал некоторое облегчение, узнав, что воля алкоголиков крайне ослаблена, когда дело доходит до борьбы со спиртным, хотя зачастую она остается сильной во многом другом. Мое невероятное поведение, не вязавшееся с отчаянным желанием бросить пить получило объяснение. Теперь, понимая себя, я устремился вперёд, преисполненный надеждой. В течение трех или четырех месяцев все шло прекрасно. Я регулярно ездил в город и даже немного подзаработал. Ну конечно, вот в чем состояло решение – в знании самого себя.

Но оказалось, что нет, потому что наступил тот ужасный день, когда я снова выпил. Кривая моего ухудшающегося душевного и телесного здоровья устремилась вниз, словно лыжный трамплин. Через некоторое время я вернулся в больницу. Ну вот и всё. Занавес..... Так мне казалось. Моей измученной и отчаявшейся жене сказали, что все закончится в течении года либо разрывом сердца во время белой горячки, либо отёком головного головного мозга. Скоро ей предстояло сдать меня гробовщику или поместить в психушку.

Мне не нужно было объяснять это. Я все понимал и почти приветствовал такой исход. Моему самолюбию бы нанесён сокрушительный удар. Я, бывший столь высокого мнения о себе и своих способностях, считавший, что могу преодолевать препятствия, в итоге оказался загнан в угол. И теперь мне предстояло погрузиться во тьму и примкнуть к бесконечной веренице горьких пьяниц, проделавших этот путь до меня. Я думал о своей бедной жене. Несмотря ни на что, в нашей жизни было много счастья. Чем бы я только не пожертвовал, чтобы искупить вину. Но было уже поздно.

Словами не передать то одиночество и отчаяние, которые я познал в это горькой трясине жалости к себе. Со всех сторон меня окружали зыбучие пески. Я встретил противника, равного себе. Я был разгромлен. Моим повелителем стал алкоголь.

Я вышел из больницы трясущимся сломленным человеком. Страх ненадолго отрезвил меня. А потом пришло коварное безумие той самой первой рюмки, и в 1934 году, в День Примирения (Официальный праздник в США, отмечавшийся ежегодно в память оп перемирии в Первой мировой войне, заключённом 11 ноября 1918 года- Прим.ред) я снова слетел с катушек. Все сходились на том, что либо меня надо либо запереть куда-нибудь, либо я сам приковыляю к своему жалкому концу. Как темно бывает перед рассветом! На самом деле это было начало моего последнего загула. Скоро мне предстояло перенестись в то, что я люблю называть четвертым измерением бытия. Мне суждено было узнать счастье, умиротворение и свою полезность в новой жизни, которая тем чудесней, чем дольше она длится.

В конце того мрачного ноября я сидел на кухне и пил. Меня согревала мысль что по дому спрятано достаточно джина, чтобы продержаться ночь и следующий день. Жена была на работе. Я прикидывал, не рискнуть ли мне и не припрятать ли полную бутылку джина у изголовья нашей кровати. Она может понадобиться мне до рассвета.

Мои размышления прервал телефон. Радостным голосом мой давний школьный друг спросил меня, нельзя ли ему прийти ко мне. Он был трезв. Уже не помню сколько лет он не приезжал в Нью-Йорк в этом состоянии. Я был поражен. Я слышал, что он попал за решетку из-за алкогольного безумия. Как же ему удалось сбежать, - недоумевал я. Он, конечно, останется на ужин, и тогда я смогу открыто выпить с ним. Не заботясь о его благополучии, я лишь мечтал вернуться к атмосфере ушедших дней. Как то раз мы зафрахтовали самолет, чтобы завершить попойку! Его приезд был оазисом в мрачной пустыне никчемности. Именно- оазис! Таковы пьяницы....
Открылась дверь, и на пороге стоял он - свежий и сияющий. Что-то было в его глазах. Он стал необъяснимо другим. Что случилось?

Я протянул ему через стол налитый стакан. Он отказался. Раздосадованный, но заинтригованный, я гадал, что стряслось с парнем. Он не был похож на себя.

“Ну и что все это значит?” – осведомился я.

Он посмотрел мне прямо в глаза. Просто, но с улыбкой он сказал: “Я обрел религию”.

Я был ошеломлен. Так вот в чем дело! Прошлым летом допился до безумия, а теперь, как я подозреваю, слегка помешался на религии. То-то у него взгляд не от мира сего. Да, старина и самом деле горит. Ну ради бога, пусть разглагольствует! К тому же моего джина хватит с избытком на любую его проповедь.

Однако он не разглагольствовал. Излагая факты, мой друг поведал, как в суде появились двое, убеждая судью отложить его арест. Они рассказали о простой религиозной идее и о практической программе действий. Прошло два месяца, и результаты были налицо. Это работало!

Он пришел, чтобы передать свой опыт мне -если я захочу обрести его. Я был шокирован, но заинтересован. Конечно я был заинтересован. А как же иначе, ведь я был безнадёжен.

Он говорил несколько часов. Воспоминания детства всплыли передо мной. Мне казалось, я слышу голос проповедника, звучащий тихими воскресными днями, когда я сидел где-то там, на склоне холма: нам предлагалось дать обет трезвости – я так и не сделал этого.
Вспомнил я и то, как мой дед добродушно презирал некоторых прихожан с их делишками; как он настаивал что у небесных сфер есть своя музыка, но отказывал священнослужителям в праве говорить ему, как он должен слушать её; как бесстрашно говорил он об этом незадолго до своей смерти. Эти воспоминания нахлынули из прошлого, и у меня поднялся ком в горле.

Вспомнил я и тот день войны, проведенный в Уинчестерском соборе.

Я всегда верил существование Силы, более могущественной, чем я сам. Я часто размышлял об этих вещах. Я не был атеистом. Атеистов вообще не много, ибо это означает слепую веру в странное утверждение, что это мир возник из ничего и бесцельно мчится в никуда. Мои интеллектуальные герои, химики, астрономы, даже сторонники эволюционной теории предполагали действие грандиозных законов и сил. Несмотря на свидетельства о обратном, я практически не сомневался в том, что глубокий смысл и ритм лежат в основе всего. Как может быть столько точных и непреложных законов при полном отсутствии разума за всем этим? Я просто должен был верить в Дух вселенной, которому не ведомы ни время, ни пределы. Но дальше этого я никогда не шел.

Именно здесь я расходился с мировыми религиями и их служителями. Когда они о Боге, с которым возможны личные отношения, который есть любовь, всемогущество и руководство, я становился раздраженным, и мой ум моментально закрывался, противясь этой теории.

Христу я отводил место великого человека, за которым не слишком тщательно следовали те, кто притязал на приверженность Ему. Его моральное учение – Самое совершенное. Что же касается меня, то я принял те положения, которые казались мне удобными и не очень сложными, а остальное я игнорировал.

Религиозные войны, богословские споры с их крючкотворством и кострами – меня тошнило от всего этого. Учитывая все за и против, я искренне сомневался, принесли ли религии человечества хоть что-то хорошее. Судя по тому, что я увидел в Европе во время войны, да и после того, влияние Бога на людские дела было незначительным, братство людей – жестокой насмешкой. Если дьявол существует, то именно он правитель мира и, конечно же он владеет мной.

Но мой друг сидел передо мной и заявлял как на духу, что Бог сделал для него то, что он мог сделать для себя сам. Его человеческой воли оказалось недостаточно. Врачи признали его неизлечимым. Общество готово было изолировать его. Как и я, он признал свое полное поражение. А затем, по сути, был воскрешен из мертвых и с задворок существования внезапно перенесен в жизнь несравнимо лучшую, чем все наилучшее, что он когда-либо знал!

Неужели эта сила брала начало в нем самом? Очевидно, что нет. Силы в нём тогда было не больше, чем во мне при нашей встрече, а во мне её не было совсем

Я был сражён. Похоже было, что религиозные люди в итоге были правы. Что-то сработало в человеческом сердце, и это «что-то» совершило невозможное. Именно теперь я решительно пересмотрел свои взгляды на чудеса. Неважно, что было в затхлом прошлом. Чудо сидело прямо передо мной за кухонным столом. И оно возвещало о великом.

Я видел, что мой друг не только переродился внутренне. Он жил на другой основе. Его корни закрепились в новой почве.

Несмотря на живой пример моего друга, во мне оставались следы моих старых предубеждений. Слово “Бог” всё ещё вызывало определённую антипатию. Когда речь заходила о некоем Боге, с которым возможны личные отношения, чувство антипатии усиливалось. Мне не нравилась эта идея. Я бы мог согласиться с таким понятиями как Творческий Интеллект, Всемирный Разум или Дух Природы, но я противился идее о Небесном Царе, какой бы любвеобильной ни была Его власть. С тех пор я беседовал со многими людьми, которые чувствовали точно так же.

Мой друг предложил то, что показалось мне тогда совершенно новым Он сказал: “Почему бы тебе не выбрать свое собственное представление о Боге?”

Это предложение проняло меня. Оно растопило ту ледяную гору рассудочности, в тени которой я жил и мучался столько лет. Наконец я стоял в лучах солнечного света.

Это был всего лишь вопрос готовности поверить в Силу более могущественную, чем я сам. Чтобы начать от меня не требовалось больше ничего. Я понял, что с этой точки может начаться рост может начаться с этого момента. Положив в основание полную готовность я смогу создать то, что я увидел в своем друге. Хотел бы я обрести все это? Конечно же Да !

Так я убедился, что Бог занимается нами, когда мы в достаточной мере хотим этого. В конце концов, я понял, я почувствовал, я поверил. Пелена гордости и предубеждения спала с моих глаз. Предо мной предстал новый мир.


Мне открылся подлинный смысл опыта, пережитого в Уинчестерском соборе. На мгновение я ощутил тогда, что нуждаюсь в Боге и хочу обрести Его. Там была смиренная готовность к тому, чтобы Бог был со мной – и Он пришел. Но вскоре ощущение Его присутствия заслонилось мирским ропотом, прежде всего, во мне самом. Так случалось всякий раз с тех пор. Как слеп я был!

В больнице меня в последний раз отлучили от алкоголя. Лечение представлялось необходимым, потому что у меня были признаки белой горячки.

Там я смиренно передал себя Богу, как я Его понимал тогда, чтобы Он делал со мною то, что Ему угодно. Я безоговорочно предоставил себя Его попечению и руководству. Впервые я признал, что сам по себе я – ничто, что без Него я погибну. Без сожаления я признал свои грех обрел готовность к тому, чтобы мой новообретённый Друг с корнем вырвал их из меня. С тех пор я ни разу не выпил.

Мой школьный приятель пришел ко мне, и я выложил ему всё о своих трудностях и недостатках. Мы составили список людей, которым я нанес ущерб или на которых затаил обиду. Я выразил полную готовность встретиться с этими людьми и признать свои ошибки.
Мне ни в коем случае не следовало критиковать их. Я должен был исправить нанесённый ущерб, стараясь изо всех сил.

Я должен был проверять своё мышление, опираясь на это новое осознание Бога внутри себя. При этом «здравый смысл» переставал быть таковым. В случае сомнения мне следовало не суетиться, а просить Его лишь о руководстве и силе, чтобы преодолеть свои трудности, так как Ему будет угодно. Никогда я не должен просить о себе, если только это не подразумевает мою полезность для других. Только в этом случае я могу рассчитывать получить просимое. Но это будет сполна.

Мой друг обещал мне, что когда я выполню все это, я вступлю в новые отношения со своим Творцом, и что в своем образе жизни я обрету такие черты, которые помогут разрешить все мои трудности. Которые разрешат все мои проблемы. Для этого обязательно требуется вера в Божье могущество, а так-же готовность, честность и смирение,достаточные для установления и поддержания нового жизненного уклада.

Это просто, но не легко: придется заплатить определенную цену. Это означает разрушить свой эгоцентризм. Во всем я должен обращаться к Светоносному Отцу, Который стоит над всеми нами.

Это были революционные и радикальные предложения, но как только я полностью принял их, результат был поразительным. Вслед за ощущением победы, наступили мир и покой, каких я раньше никогда не знал. Появилась абсолютная уверенность. Я чувствовал такое воодушевление, как если бы меня насквозь продувал чистейший ветер с вершины горы. К большинству людей Бог приходит постепенно, но на меня Его воздействие было неожиданным и глубоким.

На какое-то время это обеспокоило меня, и я позвал своего друга-врача, чтобы узнать, в своем ли я еще уме. Он слушал меня в изумлении.

В итоге он покачал головой и сказал: “С тобой случилось что-то, чего я не понимаю. Но тебе лучше держаться за это. Всё что угодно лучше, чем то, каким ты был». Сейчас этот добрый врач знает многих, кто пережил подобный опыт. Ему известно, что эти люди - реальность.
Пока я лежал в больнице, меня посетила мысль, что тысячи безнадёжных алкоголиков с радостью бы обрели то, что так щедро было дано мне. Возможно, я смогу помочь некоторым из них. А они, в свою очередь смогли бы работать с другими.

Мой друг подчеркнул абсолютную необходимость руководствоваться этими принципами во всех своих делах. В особенности, обязательно было работать с другими, как он работал со мной. “Вера без дел мертва”, – говорил он. Как это ужасающе верно по отношению к алкоголику! Но если алкоголик не совершенствует и не расширяет свою духовную жизнь путем труда и самопожертвования во имя других, то в будущем он не сможет выдержать определённых испытаний и житейских невзгод. Если он не будет работать, он, конечно же снова запьёт, а если он запьёт, то, конечно же, умрёт. Тогда вера действительно будет мертва. Вот так обстоят дела с нами.

Мы с женой с энтузиазмом посвятили себя помощи другим алкоголикам в решении их трудностей. Это оказалось своевременным, поскольку мои компаньоны еще года полтора относились ко мне скептически, и у меня было очень мало работы. В то время мне было не очень то хорошо, меня мучали приступы жалости к себе и затаённые обиды. Временами это едва не сталкивало меня назад к выпивке, но скоро я обнаружил, что когда все прочие средства не помогали, работа с другими алкоголиком спасала положение. Много раз отчаянии я приходил в свою больницу. Поговорив с одним из пациентов, я удивительным образом воодушевлялся и обретал почву под ногами. Таков рецепт для жизни помогающий в трудную минуту.

Мы начали обретать множество настоящих друзей, и среди нас выросло Товарищество, чувство причастности к которому поистине удивительно. У нас действительно есть эта радость жизни - даже в трудностях и в горе. Я видел сотни семей, ставших на путь, который действительно куда то ведёт, видел, как налаживались самые безвыходные домашние ситуации, как исчезала всякая вражда и горечь. Я видел, как люди выходили из лечебниц и вновь занимали важное место в жизни своей семьи и в общества. Бизнесмены и специалисты вернули себе репутацию. Едва ли найдется такое горе, такое несчастье, которые бы мы не преодолели. В одном городе и его окрестностях на западе США нас с членами наших семей примерно тысяча. Мы часто встречаемся, так что новички могут обрести Товарищество, которое они ищут. На этих, неформальных сборищах можно увидеть от пятидесяти до двухсот человек. Мы растем численно, растет и наша сила (В 2006 году в АА было приблизительно 106 000 групп).


Пьющий алкоголик – существо неприятное. Наши стычки с ним порой яростны, порой смешны и порой трагичны. Один бедняга покончил с собой в моем доме. Он не мог и не хотел открыть для себя наш способ жизни.

Однако же во всем этом есть и много забавного. Я допускаю, что кое-кого может шокировать наша кажущаяся поглощённость земными легкомыслие. Но как раз под этим кроется неумолимая серьезность Вера должна творить работать в нас и нашими руками 24 часа в сутки, иначе мы погибнем.

Большинство из нас считает, что нам больше не нужно искать Утопию. Она с нами здесь, и сейчас. Каждый день простые речи моего друга на кухне множатся, расширяясь кругами мира на земле и доброй воли для людей.

Билл У., один из основателей АА, умер 24 января 1971 года



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

Страницы: (2) [1] 2 
 
Читаем БК

Нет
фото



Форумчанин


Регистрация 31.07.2019
E-mail Отправить
Приват Отправить
WWW Нет данных
ICQ Нет данных
Профиль Перейти
Рейтинг
Рейтинг: 4,4    Голосов: 7
Календарь
май 2021
пн вт ср чт пт сб вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Статистика
Просмотры
Сегодня: 7
Всего: 5233
Хосты
Сегодня: 7
Всего: 3081
Последний комментарий
Нет комментариев