mJournal
· Форум · Участники · Журналы · Случайный журнал · rss ·
Главная -> Журналы -> Сергей_М Журнал виден всем   
Страницы: (6) 1 [2] 3 4 ... Последняя »
28 декабря 2006
  09:26   Глава 11.
Глава 11.

Итак, комнаты у нас появились и, мы, в тот же день решили провести в них группу. А кто будет ее вести? Сидим уже минут пятнадцать, и никто не берет на себя смелость начать.. А я сижу и все колеблюсь – попробовать или нет. Наконец, принимаю решение и начинаю. Это решение для меня было очень важно, потому я сделал это впервые!
Насколько себя помню, я никогда не умел принимать решения. Я всегда этого боялся. В нашей литературе есть мысль о том, что алкоголик обладает потрясающей способностью, напиваться в самый неподходящий момент. Я не был исключением. Если подробно рассмотреть мою жизнь, то можно ясно видеть, что во все моменты, когда нужно было принимать какое-либо решения, я, всегда уходил в запой.
Чем более важное решение надо было принять, тем запой был глубже и длинней. Мне всегда хотелось, чтобы это решение принял кто-то другой. Все равно кто, все равно как. Лишь бы не я. Вот, сидишь в этом запое, высунешь из него голову, и спросишь: «Ну, как решили? Ах, еще не решили!» - и снова в запой. Через некоторое время снова высунешься, и снова задашь тот же вопрос. Если отвечают «да», то интересуешься: «А как? Ой, как хреново!» и, опять, туда же.
К этому стереотипу я так привык, что уже и не мыслил, что может быть по-другому. В тот день, который я описываю, я, впервые принял какое-то решение самостоятельно. Правду говорят: «Если ты не работаешь по программе, программа начинает работать внутри, вопреки тебе!». С этого момента я начал принимать решения. И, по мере обучения, это принятие, происходило все быстрее и быстрее. Но осталось другая сторона проблемы, которую мне удалось решить только на четвертом году трезвости.
Тогда я был в командировке в Москве. У меня была запланирована деловая встреча. Но до нее было еще 3 часа, и я поехал на группу. Группа почему-то затянулась и, когда она кончилась, у меня оставалось до встречи всего 20 минут.
Когда я вышел с группы и подошел к остановке автобуса, передо мной встала проблема. Можно идти до метро пешком, но, тогда, точно опоздаешь на пять минут. Можно ждать автобус, но тогда можно приехать вовремя а, можно, и опоздать на неопределенное время. Я сидел и ждал автобус, вдруг я подумал, что нечего сидеть а, надо идти пешком. И пошел. Путь мой пролегал мимо длинного-длинного девятиэтажного дома. И, когда я его прошел, мне пришло в голову, что пешком я уже опаздываю на десять минут. Я начинаю возвращаться, опять вдоль всего дома. Подошел к остановке и подождал пять минут. Автобуса не было. Я опять решил идти. Прохожу весь дом, и понимаю, что уже опаздываю на 20 минут. Срочно возвращаюсь назад. Так повторяется еще 2 раза. Последний раз, возвращаясь к остановке, я проводил глазами нужный мне автобус и расхохотался. Мне вдруг представился вид на себя сверху. Я выглядел сверху как маятник. Туда, сюда. Туда, сюда. Туда, сюда. И пока я делал - это туда, сюда, потерялась возможность хоть что-нибудь сделать. Не получилось – ни туда, ни сюда.
Я, вдруг, отчетливо понял, что всю жизнь делал так же. Только приму какое-нибудь решение и начну его выполнять, сразу мне кажется, что по-другому было бы лучше. Как только я начинаю воплощать в жизнь второй вариант – мне кажется, что первый все же предпочтительней. И так далее, по кругу. И не получается ни то, ни другое! В тот же день я выработал для себя принципы принятия решения, которыми успешно пользуюсь и сейчас.
Попробую рассказать, что это за принципы. Передо мной стоит выбор – выбрать ВЫБОР1 или ВЫБОР2. Мне надо принять решение.
(Вот, черт! Программист из меня так и прет! Ну, что же делать. Принимайте меня таким, как я есть. По-другому, я не могу!)
Итак, мне надо сделать выбор. В решении возможны три варианта.
1. Не делать выбор, и потом мучатся, что он не сделан
2. Не делать выбор, и потом не мучатся от этого
3. Сделать выбор
1 вариант - я применял всю свою жизнь. Теперь применять не хочется!
2 вариант – очень даже часто делается. Например, передо мной всегда стояла проблема:
покупать компьютер или ноутбук? Я выбирал не покупать пока ничего. И не мучался…
3 вариант делаем выбор.
Но, как выбирать-то?
Я мысленно кладу ВЫБОР1 и ВЫБОР2 на весы, и, мысленно взвешиваю. Что перетянет, то и выбираю. Если вес одинаков – полагаюсь на БОГА – кидаю монетку. Только раньше всегда хотелось перебросить монетку. Всегда казалось, что она упала не той стороной. Потом, поразмыслив на эту тему, я понял, что, раз мне казалось, что монета упала не той стороной, то я заранее знал, какой стороной она должна упасть! То есть я, уже сделал выбор. Зачем тогда кидать монету было?
Остался еще один штрих – Если выбрал решение, забудь, что был второй вариант. Вот к этому штриху, я и шел долгих четыре года!
Вернемся назад, к группе. Группа шла вяло, больше молчали. Сказались, то ли усталость, то ли переживания напряженного дня, то ли еще что-нибудь. Через полчаса группа закрылась.
После закрытия группы я спросил: «Кто может предложить, какие-то улучшения нашей работы?» Предложения посыпались одно за другим. Мы их все записали. Наибольший интерес вызвало предложение сделать пикник. Мы долго спорили проводить этот пикник вместе с семьями, или ограничиться, только алкоголиками. Остановились, наконец, на том, что едем на пикник с семьями, то есть с женами и детьми. Чтобы не затягивать дело в долгий ящик, решили провести, данное мероприятие в следующую субботу. А, группу провести прямо там, на природе. С едой решили поступить таким образом: каждый принесет, что может, и, мы сделаем большой общий стол.
Вернулся я домой, в хорошем расположении духа. Групповые трудности кончились. Мы, с честью вышли из трудного положения. Я сумел, наконец, принять хоть одно решение. При мысли, что мне сегодня доверили вести группу, внутри меня шевельнулась гордость. Но я, надолго задумался, как же дальше вести группу?
К тому времени мне уже не нравилось, как ведет группу хозяин квартиры. Он прошел курс реабилитации в медицинском центре и применял те методы, которые применялись к нему. Он мог давать нам домашние задания, за которые мы отчитывались на следующей группе. Он мог, неожиданно, в середине группы, провести какой-нибудь тест. Я, хотя и не знал, как должна выглядеть, и, чем заниматься группа, но, интуитивно чувствовал что, здесь что-то не то. В нашем городе, ничего похожего тогда еще не было, поэтому, узнать что-либо было не у кого. А в соседнем городе…
Да, вы же еще не знаете про соседний город! Уже на второй неделе трезвости я, в среду, впервые поехал в соседний город. Мы ехали на группу в машине юбиляра. Поездка в одну сторону продолжалась два часа. И все два часа в машине шла активная группа. Потом прошла группа в этом городе. По сравнению с нашей, она была очень большой. И срока трезвости там были – не сравнимы с нашими. Собственно, из той группы и появился хозяин квартиры. Разговоры в том городе крутились в основном, вокруг запчастей. Как я узнал в последствии, эту группу все и называли «Клуб Автомобилистов». Потом опять домой два часа. И все время разговоры, разговоры и разговоры. С тех пор, так и повелось – суббота своя группа, а, в среду поездка в другой город. И поездки эти продолжались еще полтора года. Там все удивлялись, что гонит нас в такую даль! А нас гнала жажда новизны. Ведь не все же разговоры были о запчастях! Бывало, вдруг, этот разговор затихал, и, спонтанно, начинался разговор о трезвости. Вот тут мы и получали бесценный опыт более опытных товарищей!
Сейчас, когда приходят новички, и говорят, что группа расположена далеко. «Аж, целых, семь автобусных остановок ехать! Вот, если бы поближе…» Мне смешно. Мы ездили за 120 километров каждую неделю!
Вернемся назад. В тот день я размышлял о том, где взять опыт. Опыт соседнего города, мне тоже не нравился. Тогда, где же брать его?
Оставим меня за решением этого вопроса. Вероятно, этот опыт придет в главе ДВЕННАДЦАТОЙ.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:28   Глава 12.
Глава 12.
За неделю опыт, конечно же, не пришел. Зато настроение, сегодня, праздничное. Сегодня мы впервые едем на пикник! К месту сбора мы, с женой, добрались быстро. Постепенно стали собираться остальные. Многие, только что, познакомились. Что не удивительно. Никто не ожидал, что нас будет столько много – более 20 человек. Немного подождав, для порядка, мы, шумной гурьбой, отправились к месту, где собрались проводить этот пикник. Из алкоголиков приехали все, кроме хозяина квартиры, но, кто-то сказал, что он занят и приедет позже.
Место, выбранное нами, было великолепно! Прекрасный сосновый бор, переходящий в 30-метровый песчаный пляж. За пляжем следовала река, в этом месте шириной, примерно, метров 500.
Осмотрев территорию, и, наметив место, где мы проведем группу, мы принялись вытаскивать привезенное с собой. А привезенного оказалось много! Тут был, и, уже забытый многими, футбольный мяч, и, бадминтон, и даже пистолет, стреляющий мелкими, детскими патронами. Кроме того, распаковывались сумки, доверху забитые посудой и едой. Довершали картину два эмалированных ведра для варки чая, прихваченных той самой комендантшей, у которой мы сняли комнаты.
Оставив женщин за подготовкой стола, мужики отправились играть в футбол. Быстро соорудив нечто, напоминающее ворота, мы разделились на две команды. Затем, разбавили их детьми и начали игру. Играли мы босиком. Я никогда не мог подумать, что игра в футбол на пляже, такое трудное занятие. Ноги вязнут в песке. И любое движение болью отдается в теле. Если приплюсовать сюда, что последний раз я играл в футбол лет за пятнадцать до этого, то можно представить, как мне приходилось трудно. Трудно, приходилось, не только мне. Поэтому, побегав минут двадцать, мы объявили перерыв.
В перерыве команды, от души накупавшись, сели обсуждать игру. Я взглянул на детей. Дети, сидели с широко раскрытыми глазами. Весь их вид свидетельствовал, что они не верят в происходящее. Они никак не могли поверить, что взрослые с ними играют. Дети отвыкли от этого. Некоторые из них, вообще, видели футбольный мяч впервые. И, они, удивленно и настороженно смотрели на действительность. Им, непривычно было видеть трезвых взрослых.
Ко мне подошел мальчишка, лет двенадцати и сказал: «Дядя, Сережа! Да, какой Вы алкоголик! Вы, вон как в футбол играете! Вот мой папа алкоголик. Мама всегда об этом говорит. А, Вы-то, нет!» Что я ему мог ответить? Я сам не понимал, что со мной творится. И только и смог, что выдавить в ответ: «Я, такой же алкоголик, как твой папа, только сегодня не пью!»
Тем временем перерыв кончился, и мы вернулись к игре. Волны атак наваливались то на одни ворота, то на другие. Вдруг при очередной атаке, один из игроков упал, и схватился за ногу. «Кажется, я наступил на стекло!» - произнес он. Все сразу бросились искать злополучное стекло. И, после, пяти минут поисков нашли…
Но не стекло. А нашли, закопанную, кем-то, литровую бутылку «Сибирской» водки. Вот это да! За все свои пьяные годы, я не слышал, что бы кто-то, нашел что-то спиртное. А тут целая литровая бутылка водки! Да и водка, какая! «Сибирская водка», только появилась в продаже в последний месяц, и была крепостью 45%. В коммерческих отделах она продавалась за баснословные деньги. И что, нам теперь делать, с нашей находкой?
Нечего и говорить, что игра сразу же прекратилась. Все смотрели на эту бутылку, как кролики на удава. У всех появилась спонтанная мысль – выпить.
Тогда это был наш первый пикник и мы, естественно, совершили ряд ошибок. Одной из них было то, что мы сразу не поели. Теперь-то мы знаем, что к чему, и первым делом на месте, открываем термосы с чаем и едим, заранее заготовленные бутерброды. И у всех, в первую очередь, у новичков, это разом отбивает все дурные мысли. Тогда мы были неопытны, и, напрочь, забыли, что ГОЛОД является одним из основных врагов алкоголика. В тот момент никто не понял, почему у всех появилась одинаковая мысль. А все объясняется просто. У нас было на лицо три фактора риска. Голод – РАЗ, усталость после игры – ДВА и находка бутылки – ТРИ. Находка бутылки была нарушением одного из основных законов выздоравливающего алкоголика. Нарушением закона трех НЕ – не производить, не распространять и не хранить алкоголь.
Как мы теперь поступаем, что бы не голодать – я уже описал. Со вторым фактором тоже просто – надо было пойти и искупаться. С третьим проблем можно было избежать, сразу вылив бутылку. Но, совершить такое кощунство, мы, тогда, не могли. Просто, рука не поднималась! Но, учитывая, что из этого вышло, уж, лучше бы нам было, тогда, её вылить!
Мы возились с этой бутылкой, как мартышка со своими очками! В течение часа, перепрятывая её восемь раз с места на место! А спрашивается зачем? Да, черт его знает! Такое впечатление, что с нами был какой-то массовый психоз! Это продолжалось до тех пор, пока о находке не стало известно женщинам! Не знаю уж, кто им сказал. Возможно, дети.
Жены всполошились не на шутку! «Что за дела?» - возмущались они – « Вот, так пикник! Усадили нас готовить стол, а сами собрались пить! Как красиво все начиналось – а кончилось тем же!» Женщинами, видимо, завладела мысль, что все кончится как обычно. Как свежо это было в их памяти! Настолько, что никакие доводы не помогали. Сообщение, что мы нашли эту бутылку случайно, вызвало бурю негодования. «Вы, что нас за дур держите???» Видно, и им никогда, никто не рассказывал, о том, как нашел литровую бутылку водки, закопанную в песке.
Дело обретало серьезный оборот. Жены подозрительно обнюхивали притихших мужей. А, вдруг, те, под шумок, уже выпили.
Пикник был задуман нами, как средство примирения с женами. У многих были причины для этого. Большинство довело свои семейные отношения до крайности. Я, вообще удивляюсь, тому, что у первопроходцев нашей группы, почти у всех, сохранились, тогда, семьи. Как теперь я понимаю, это редкость.
И, вот, в разгар этого акта примирения, такой, никому не нужный скандал! Жены -неиствуют, мужья - нелепо оправдываются! А в гневе, женщины, сильны не на шутку! Они были готовы прервать весь пикник! Они проклинали тот день, в который, очередной раз поверили этим пьяницам! Они уже, почти, собрались домой! Но, в этот момент, им была предъявлена виновница скандала! Не раскупоренная бутылка водки!
Жены, сразу потребовали вылить её, а мужики начали торговаться! В конце концов, сошлись на том, что все мужики, для поддержания стерильности(!), вымоют водкой руки! Друг за другом, мы подходили к злополучной бутылке и тщательно наливали водку на руки. Затем делали несколько моющих движений и выливали остатки на землю. Со стороны, все это выглядело, как траурная процессия. Наверное, так оно и было. Многие из нас навсегда прощались с водкой!
Затем последовал ничем не примечательный обед. За которым, все больше молчали. А, что можно было ожидать после траурной церемонии? Потом, мы попробовали провести группу, которую, почти тут же закрыли. Что-то все были не в настроении. А затем, всех взбудоражило известие, что сорвался наш лидер, хозяин квартиры.
Всех настолько потрясла эта новость, что пикник тут же закрыли и стали возвращаться домой. Не знаю, как у других, а у меня в мозгу сидело: «Все кончено! Поиграли в трезвость, и будет!». Как прекрасно начинался пикник! А закончилось – как всегда…
С такой мыслью я и въехал в главу ТРИНАДЦАТУЮ


Комментарий Гость - 3.06.2008 - 15:52:
Классная статься. Вы не будете против если я оставлю ссылку. Адрес: http://www.kitchen-news.net/



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:33   Глава 13.
Глава 13.

Возвращался я в растрепанных чувствах. Еще бы, накрылся пикник, на который мы так рассчитывали. Да еще и срыв лидера группы. Он ведь был для нас почти святым! Сейчас точно пойдет, как по цепочке… Сначала один, потом второй, а в конце и все…
Как только приехали, я сразу побежал к Юбиляру. А к кому еще? Больше не к кому. Все-таки он самый опытный. Не к Пацану же!
Юбиляра я застал в таком же состоянии, как я сам. Молча сели на кухне пить чай. «Ну, что будем делать-то?» - наконец спросил я.
«Не знаю..» - тяжело вздохнув, ответил он. «Ты знаешь, а ведь я вчера чуть с ним не улетел.. И, ведь, был готов к этому.»
«Как вчера! Он же сегодня сорвался!» - удивился я.
«Нет, вчера. В четверг, когда мы уже собирались домой, он позвонил Пацану и спросил: «Как Вы там без меня? Не скучаете?» А Пацан и ляпнул ему: «Да, ты что? Без тебя даже лучше было!». Ну, он сразу и захандрил. А как только вернулись, он сразу и заявил, что, спасу нет, как хочется выпить. Я, сначала пытался его отговорить, а потом понял, что это бесполезно. И решил, что тонуть – так вместе…»
«Я сбегал домой» - продолжал он – «Взял все деньги, что накопились за последнее время, прихватил еще и чужие векселя, на всякий случай. Потом позвонил жене и попрощался. Знал, что ухожу в запой.»
«Что же ты весь пикник молчал?»
«Не хотел впутывать Вас в это дело. Да не выдержал. Пацану все и рассказал»
А я-то еще удивлялся, откуда мы узнали про срыв! Вроде и были далеко за городом. И телефона вокруг нет. (Сотовых-то, тогда не было!) А мы, как-то узнали! Теперь все ясно.
Юбиляр продолжал - «Поехали мы на вечеринку. Там толпа, пьяных мужиков. И девки, какие-то. Налили нам по штрафному бокалу. Я приготовился, а он схватил бокал и, тут же выпил. Да, пил так, как будто в этом бокале весь смысл его жизни! Я приготовился чокнуться с ним! А он не дождался даже тоста! И ведь я готов был выпить. Но он даже не дождался меня. Я был настолько ошарашен этим, что поставил бокал на стол. Тут девки полезли к нему и стали целовать и поздравлять с тем, что он после такого воздержания опять вернулся в их компанию. Через пять минут он стал таким же зверем, как и они. И я уехал оттуда! Вот так!
Юбиляр встал и поставил чайник на газовую плиту. «А деньги я сегодня утром спрятал. Не от жены. А от себя! Испугался, что напьюсь. Я ведь уже принял решение! Если бы он со мной чокнулся, я бы выпил! »
Мы сидели и молчали. Чай уже остыл. Мы снова поставили его. И, опять, чай остыл. «Знаешь, это хорошо, что ты зашел!» - произнес Юбиляр, после продолжительного молчания – «Посидели. Поговорили. Помолчали. Даже представить себе не могу, что было бы, если бы ты не пришел! А поехали завтра к нему. Он, наверное, там же, на даче! Что-то сердце у меня неспокойно!».
Договорившись в воскресенье в девять часов ехать к «срывнику», я пошел домой. Я шел и думал, что пошла уже цепочка срывов. Если даже человек с таким стажем трезвости, почти согласился выпить, то, чего ждать от других.
Было уже поздно. Я лег спать, но уснуть все не удавалось. Мне, почему-то казалась, что в этот момент вся группа пьет. Что вся группа получила, через срыв лидера, разрешение пить! Мне подумалось, как жалко, что это все кончилось. Мы ведь сегодня избежали соблазна выпить найденную бутылку водки. А зачем? Все равно алкоголь нас додавил. Мда… Начиналось чудесно, а кончилось-то все – как всегда.
В голову даже залезла шальная мысль – выпить. Но я решил, что лучше завтра. Вот съездим, проведаем– тут и можно будет выпить. Я и не заметил, как уснул.
Утром мы уехали на машине Юбиляра. Ехать оказалось километров шестьдесят. Я поделился своими опасениями насчет группы с водителем. Оказывается, он тоже думал об этом. Мы сошлись во мнении, что цепную реакцию не остановить. Что сделано, то сделано. Мой собеседник отметил, что поздно пить нарзан, когда отбиты почки и спросил: «Что делать теперь собираешься?». «Не знаю» - честно ответил я – «Пока, ничего. А когда проведаем «срывника», может и напьюсь!»
Мы приехали в дачный поселок с огромными домами, которые стояли ровными шеренгами. На стук вышел то ли заспанный, то ли полупьяный брат хозяина квартиры. Глаза его постоянно бегали и никак не могли поймать нас в фокус. «К брательнику приехали? Так он дрыхнет еще! Проходите!» - произнес он. Мы поднялись на второй этаж. Хозяин квартиры мерно посапывал, лежа на кровати. Внизу у кровати валялись две пустые бутылки из-под водки. Еще одна, наполовину выпитая, стояла на столе среди разнообразных остатков еды. Вернее среди того, что от еды осталось. На окне болталась полусорванная штора. Довершала картину висящая люстра без одного плафона. Видно было, что вчера тут повеселились на славу!
Этот вид начал, почему-то, меня раздражать! Последнее время меня стали злить пьяные люди. Меня бесили их пьяные речи и поступки! Все в их поведении, во мне вызывало ярость! Тогда я еще не понимал, что так проявляется непринятие самого себя. Во всех этих людях я видел свое отражение, собственные недавние поступки, собственное поведение. Поэтому меня раздражал, злил и приводил в ярость – я сам. Мне так и хотелось крикнуть всем: «Я хороший! Это не я! Это тот Сергей плохой! Это он пил! Это он себя так погано вел! С него и спрашивайте» Это только спустя некоторое время мое отношение к пьяным изменится. По мере принятия себя, сначала оно станет надменным – «Вы вон, какие в грязи, а я вон, какой красивый – трезвый». Потом станет снисходительным: «Вы валяетесь в грязи, так Вы же сами, добровольно, этот путь выбрали!». Наконец придет и искренняя жалость: «Бедные! Вы же не знаете, что выход есть!». Но все это еще впереди, а тогда злость одолевала меня.
Проснувшийся хозяин квартиры радости мне не прибавил! Я его помнил, как высокого красавца-парня, кровь с молоком, который всегда ходил с военной выправкой. Я даже в тайне завидовал ему. Но то, что предстало перед нами, даже отдаленно не напоминало воспоминание. Сморщенное за сутки существо, ставшее за те же сутки ниже меня, заискивающе смотрело на нас. Глаза у него бегали, так же, как и у брата. Извинившись, он преложил нам выпить. Мы отказались. Тогда он схватил бутылку и судорожно сделал несколько глотков. Видимо ему резко полегчало, и он даже закрыл глаза от удовольствия. «Все, мужики, я готов с вами говорить» - вдруг, сказал он. О чем говорить? Я уже писал, что когда я только что выпил, ко мне с разговорами о трезвости не подходи! Я и не пытался… Юбиляр же попробовал завязать разговор, но тоже вскоре понял его бесполезность. Мы засобирались домой, но тут «срывник» сказал: «Вы что уезжаете? Что, так меня и бросите? Мне же работать надо. У меня куча дел. Мне надо перегнать «ЗИЛок» в город. Неужели Вы мне не поможете!» Черт нас дернул согласиться!
Из гаража вывели самосвал. Хозяин квартиры сказал Юбиляру: «Садись. Поведешь грузовик! Я поеду на легковушке!» На что, тот возразил: «Свою машину пьяному не дам!» Следом настала моя очередь отбиваться от вождения «ЗИЛка». «Черт с Вами! Поведу сам!» - подвел черту хозяин квартиры. Так и поехали – впереди «ЗИЛ», а за ним легковушка. Километров через 20 «ЗИЛ» остановился. Водитель вылез и сказал, что впереди ГАИ и дальше он поедет по знакомой ему короткой, проселочной дороге, в объезд поста.
Мы свернули на проселочную дорогу. Километров через 40, дорога начала становиться все хуже и хуже. Наконец, она почти совсем исчезла. «ЗИЛок» лихо взбирался на гребни и падал в ямы. Легковушке приходилось тяжело. Её носило во все стороны, и она медленно, но упорно ползла по грязи. Стало смеркаться. Мы проехали еще немного и первый раз застряли. Я, по-глупости, оделся в парадную одежду и легкие летние ботинки. Вылезать не хотелось, но что делать? Я вылез и попытался толкнуть машину. Но, естественно, машина даже не подумала двигаться. Решили тянуть легковушку «ЗИЛком», но ни у кого не оказалось троса. Стали сооружать трос, из чего придется. «ЗИЛ» напрягся, и из-под него, выплеснулась грязь, накрывшая меня с головой. Наконец машина тронулась. Не чего и говорить, что после этой процедуры, от моей одежды ничего не осталось! Мы еще пять раз застревали в грязи. Я уже спокойно выходил, не обращая внимание на свою одежду. Когда мы добрались до города, была глубокая ночь, а спидометр показывал, что мы отъехали от дачи 130 км. Да, уж, короткая дорога. На машину жалко было смотреть. На меня смотреть было еще жальче. Юбиляр-то хоть ехал за рулем, и ему досталось меньше.
Домой я крался, как после выпивки, и осторожно открыл дверь, чтобы не разбудить жену. Но жены дома не было. Жены, тоже, оказывается, переживали…
Но об этом мы узнаем уже в главе ЧЕТЫРНАДЦАТОЙ



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:35   Глава 14.
Глава 14.

Не успел я умыться, как позвонил Юбиляр.
- Быстрей ко мне! У меня женщины собрались. И твоя тут!
Я быстро собрался и пошел к нему домой. Быстро глянув на часы, я отметил про себя, что было пол третьего ночи. Добрался я быстро. Квартира Юбиляра была полна женщинами. Мне они почему-то обрадовались, и начали наперебой рассказывать свои переживания. Первой рассказывала жена юбиляра.
- Я очень струхнула, когда позвонил муж и попрощался! Мне показалось, что мир рухнул. А когда Вы сегодня уехали, я поняла, что хорошего ждать не приходится. А я ведь так воспрянула за эти девять месяцев. Так поверила в идею. Так верила в хозяина квартиры. Когда начало темнеть я не выдержала и начала всем названивать. Твоя-то тут же прибежала! Потом и другие собрались.
- Я тоже переживала – подхватила разговор моя жена – Вас весь день нет! Уже, думала, что Вы напились! Весь вечер обзванивала других жен. А они говорят, что и их мужики куда-то делись. И не поймешь, может, Вы вместе уехали пить!
- А мой сказал, что уходит на рыбалку – вступила в разговор третья жена – Я дома записку оставила с телефоном, но он еще не звонил. Тоже думала, что Вы вместе!
- И мой тоже ушел из дома, ничего не сказав! – добавила еще одна - Тоже думала, что он с Вами
- Да мы же только вдвоем были! – воскликнул я.
- Ну, это мы уже у Юбиляра узнали! Тогда, наши где?
Вопрос застыл в воздухе. Повисло тяжелое молчание. Только слышалось, как закипает чайник на плите.
- Не знаю, – наконец прервал я молчание – может, и пьют где. Но мы тут не при чем. Мы сами замучались и приехали ужас, какие грязные!
Это уже я добавил для жены. А сам смотрю на ее реакцию. Но реакции никакой. «Пронесло!» - облегченно вздохнул я.
- А как все хорошо начиналось! – добавила еще одна жена – Просто, даже не верится, как хорошо. Мы, уж думали, что Вы из-за вчерашней бутылки обиделись. Плохо все вышло. Мы с девчонками договорились, что будем с мужьями построже. И видимо, перегнули палку. Никто не ожидал, что все закончится таким образом. А как мужья исчезли, мы сюда прибежали и плачемся уже пять часов.
-Да, хорошее время было…
Посидев еще немного, все начали собираться. Мы с женой пошли домой пешком, а остальных повез на грязной машине Юбиляр. Уже светало. Жена прижалась ко мне, и что-то щебетала. Видно была довольна, что я трезвым вернулся. Её не расстроил даже вид моей одежды, которую я бросил прямо в ванну перед уходом.
Ах, жены, жены… Бедные жены алкоголиков. Едете Вы, сейчас, домой и не знаете, что Вас ждет впереди. Я уже писал, что жить с пьяным алкоголиком тяжело, но несравненно тяжелее жить с трезвым алкоголиком.
Первой забила тревогу жена Билла W. Она никак не могла понять, почему понимая мужа в самые тяжелые времена, когда он отрезвел – они потеряли общий язык. И чем больше тот трезвел, тем хуже становились их отношения. Что только не предпринимала она, чтобы изменить ситуацию. Ничего не помогало. Ничего, видимо, и не могло помочь. Мало кто знает, но Билл W, достаточно быстро развелся со своей женой.
Статистика неумолима. Статистика знает все! И, по этой чертовой мировой статистике, следует, что к концу первого года трезвости у выздоравливающих алкоголиков остается лишь 50% семей. К концу третьего года – 20%. К концу пятого года – 10%.
Наша группа не является исключением. В то время нас было в группе девять членов. Двое из них уже успели потерять семью. Из семи семей – сейчас сохранилась только одна - моя.
Я на своей шкуре знаю, как трудно добиваться своего места в семье, после многих лет, проведенных в пьянстве. Отрезвев, я попытался руководить финансами, но место финансового директора было занято. Было занято и место главы семейства. Все было уже занято… И никто эти места не хотел отдавать без боя.
Началась кропотливая тяжелая работа. Мне приходилось пробиваться к занятым местам, как нежному ростку через бетон. На это ушли годы.
Ничего удивительного, что большинству выздоравливающих алкоголиков не хватает терпения, медленно подниматься с земли. Проще все бросить и начать заново. Кто сделал такой выбор, рано или поздно, опять встречается с такими же трудностями. Но к этому времени они успевают уже окрепнуть и научаются, как-то преодолевать эти трудности.
Не малое значение играет тот факт, что для сохранения семьи нужно немало усилий с обеих сторон. Если хотя бы с одной стороны усилия недостаточны, или их нет вовсе, семья обречена на распад. Тут уж ничем не помочь!
К моему большому сожалению и огорчению созависимые, так много сил прилагающие для сохранения семьи пока муж пьет, после начала выздоровления мужа, перестают тратить силы на восстановление семьи. А, что бывает с семьей, если одна сторона не прилагает усилий, я уже говорил.
Алкогольная семья устроена очень просто. В центре семьи бутылка. Вокруг нее вращается алкоголик. А вокруг алкоголика по орбитам вращаются все члены семьи. Настроение алкоголика зависит от бутылки. Настроение членов семьи – зависит от алкоголика.
Это я описал семью, где жены являются созависимыми. Там где этого нет, жена при первых же попытках мужа заставить ее вращаться вокруг себя, сразу подает на развод. Первая моя жена не была созависимой и чемодан мне выставила за дверь сразу, как возникла угроза её независимости.
Как ни странно, но алкогольная семья, достаточно крепкое сооружение. В ней все ходит по стабильным, годами отработанным орбитам! И, что кажется еще более странным, всех устраивает эта стабильность. Жена довольна, что муж не лезет в ее дела. А муж доволен относительной свободой.
Мне отчетливо виден циклический процесс, который продолжался все годы моего пития. Цикл всегда начинался с причины. Как вы помните, для этого я устраивал скандал. Далее я несколько дней беспробудно пил. Жена в это время спокойно писала список накопившихся «мужских» дел. Далее следовал тяжелый выход из запоя. После него следовало дикое чувство вины, под воздействием которого я выполнял все дела перечисленные в списке. Все! Грудь колесом! Отработал! Можно снова пить.
Жена же в это время, трепетно охраняла меня. Видимо в голове у нее звучало: «Брось его, он ведь наделает глупостей и помрет.». И она стойко несла свой тяжелый крест, гордясь собой. Она в тайне гордилась тем, что окружающие ей восхищенно говорили: «Да, тебе за это памятник при жизни поставить нужно!»
И, представляете, этот мерный, циклический процесс, вдруг сломался.
Муж больше не пьет. Через некоторое время, получая листок со списком дел, говорит: «Вот еще! Не буду!» Жена в растерянности. Она не понимает – что делать? Вдруг пропадает смысл всей ее жизни. Раньше смысл-то был в охране мужа, защите его. Раньше, она несла свой тяжелый крест, а теперь что?
Моя жена, умная женщина, вовремя это поняла и сумела перестроиться. Во многом, благодаря этому наша семья уцелела. Другим повезло меньше. Процесс пошел дальше. Созависимой тут бы задуматься и начать заниматься собой. Но она это уже разучилась делать. Это было некогда. Это было не для кого. Это было незачем. И, если созависимая не бралась за себя – то семья трещала по швам, расползаясь все больше и больше.
По большому счету оказалось, что семья-то держалась, главным образом на алкоголе. Это и было связующей нитью! Держалась она на беспомощности одного и на жалости другого. Не стало алкоголя – не стало связующей нити!
Ой, что-то я заболтался! Пора бы уже в главу ПЯТНАДЦАТУЮ


Комментарий Алена* - 28.12.2006 - 23:44:
Цитата
Как ни странно, но алкогольная семья, достаточно крепкое сооружение. В ней все ходит по стабильным, годами отработанным орбитам! И, что кажется еще более странным, всех устраивает эта стабильность. Жена довольна, что муж не лезет в ее дела. А муж доволен относительной свободой.

Ох как мне это знакомо! mad.gif
Цитата
По большому счету оказалось, что семья-то держалась, главным образом на алкоголе. Это и было связующей нитью! Держалась она на беспомощности одного и на жалости другого. Не стало алкоголя – не стало связующей нити!

Не всегда на жалости, бывает и на выгоде.. Выгодно на пьяного выплеснуть эмоции, можно избить, можно закрыть.. Выгодно чувствовать себя сильнее и быть в превосходстве.. sad.gif Так было в моей семье.. unsure.gif



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:36   Глава 15.
Глава 15.

Неделя тянулась медленно и нервно. Каждый день я просыпался с желанием выпить, но мне как-то удавалось перенести это мероприятие на завтра.
Пришла пятница. В этот день мне стукнуло два месяца трезвости. Срок для меня небывалый. Впрочем, когда я первый раз кодировался, у меня получилось четыре месяца. И потом сам, скрипя зубами, держался полтора года. Но, что это была за трезвость, я уже рассказывал. А тут два месяца трезвости, почти без усилий с моей стороны.
Такое со мной было впервые. Все это было удивительно. Что я за человек? Всю жизнь, все вокруг, мне говорили: «Не пей, Серега!». Я же отвечал: «Хочу! Очень хочу! И буду!». И пил.
Пришел в группу, и мне говорят: «Сомневаешься что алкоголик? Иди, попробуй выпить! Ларек рядом!»
Я же уперся: «Не дождетесь! Не буду!»
Странно все в жизни устроено…
В ту пятницу я был в хорошем расположение духа. Я был именинником. Мы с женой вечером отметили это событие. Накрыли стол, сидели, пили чай, и завязался разговор. Наверно это был первый серьезный разговор о жизни, который я когда-либо вел.
Я спросил жену, а почему мы раньше не говорили на такие темы? Она надолго задумалась, а потом заговорила.
- Знаешь, а с тобой и нельзя было говорить об этом раньше. Ты в каждой фразе искал какой-то скрытый смысл. Ты на каждое слово обижался! А потом хлопал дверью и уходил пить! Поэтому я старалась не поднимать никаких серьезных тем!
Мда… Получил на всю катушку!
Я вспомнил, все наши предыдущие ссоры, и был вынужден признать, что в ее словах много правды. Если не вся…
В тот день у нас впервые зашел разговор о детях. С первой женой я прожил десять лет. У нас была дочь, которой в то время было 19 лет. Со второй женой у нас детей не было, хотя мы прожили вместе уже более восьми лет. Теперь я понимаю, что о детях тогда не могло быть и речи. Куда, в какую обстановку, их рожать было? Что бы они увидели? В каких красках они познали бы мир?
Закончив разговор, мы улеглись спать. Но мне не спалось. В тысячный раз я проигрывал в уме, как завтра меня будут поздравлять на группе.
Я встану, грудь вперед, и громко произнесу: «А мне вчера стукнуло два месяца!». Все бросятся меня поздравлять!
Нет, что-то не то! Не эффектно как-то…
Я встану с безразличным видом, и произнесу: «А мне вчера, между прочим, стукнуло два месяца». Все бросятся меня поздравлять!
Уже лучше, но все-таки не то…
Я встану, скромно так, потупив взор, и произнесу: «А мне вчера стукнуло два месяца». Все бросятся меня поздравлять!
Я остановился на последнем варианте. Мне показалось, что он выглядит эффектно. Совершенно достойно событию. И члены группы должны оценить мою скромность!
В то время я четко знал, каков мой срок трезвости. Подними меня ночью и спроси об этом, я не задумываясь выпалю: «Один месяц, три недели и четыре дня!». Так продолжалось до года трезвости. А потом стало как-то не интересно. Не актуально. Сейчас я иногда забываю даже, какой год трезвости идет. Но тогда… Тогда у меня счетчик постоянно в голове шел.
Я уже говорил, что очень много взял от матери. Она была мастером создавать внешнее впечатление. Особо это проявлялось, когда приходили гости. Сказать, что она готовилась к встрече, значит, ничего не сказать. Она проигрывала все. И кто что скажет, и кто, что, когда сделает. В общем, готовила целый сценарий. И попробовал бы кто-то что-то перепутать! Не завидую ему!
Особо тщательно ею прорабатывались слова, которые будут сказаны в тот или иной момент. И особенно интонации, с которыми эти слова будут произнесены. Она часами могла отрабатывать все это перед зеркалом. И часто звала меня оценить, как внешне выглядит, та или иная фраза. Она была мастером внешних эффектов.
Приведу один яркий пример ее поведения. Через год, когда у нас родилась дочка, она при гостях могла взять ее и расцеловать. Говоря при этом: «Ах ты, моя милая! Ах ты, внученька моя дорогая! Кто же о тебе позаботится, кроме родной бабушки! Кто ж тебе еще может пелёночки сменить!»
При этом она осторожно стреляла глазом для оценки произведенного эффекта. А эффект был. Все умилялись, увиденной картиной. Но только гости за дверь, она могла тут же сказать: «Кто-нибудь заберет от меня этого ребенка? Вы что, не видите, что дитя орет! Успокойте сейчас же!»
Я ненавидел ее за это! Но, как часто бывает, взял от нее как раз то, что больше всего ненавидел. Я всегда негодовал, что она меня так воспитала!
- Сама воспитала – сама и получай! – часто кричал я ей в гневе. Я никогда не задумывался, что воспитывала она меня до 14 лет. В 14 лет я надолго уехал из дома. Что же я делал остальные 30? Если мне не нравилось воспитание – я мог перевоспитаться сам. Сумел же я за эти годы трезвости измениться так, что прежними остались только фамилия, имя и отчество. Все остальное изменилось!
Почему же я был так зол на мать за недостаточное воспитание? Ответ прост – мне так выгодно было. Легче. И проще.
Всегда в кармане козырь лежал: «Я не виноват! Меня так воспитали!». И я умело им козырял в трудные моменты. Мне и в голову не приходило начать меняться. А зачем? Чтобы остаться без козырей?
Да, мы же оставили меня за проигрыванием завтрашнего дня! Наиболее подходящую для меня форму проявления моей радости я утвердил. Потом заготовил речь, которую я произнесу после вопроса: «Как же ты прожил эти два месяца?».
И довольный будущим произведенным эффектом уснул. Во сне, перейдя в главу ШЕСТНАДЦАТУЮ.


Комментарий sereneali - 29.12.2006 - 18:17:
Цитата
Так продолжалось до года трезвости. А потом стало как-то не интересно. Не актуально. Сейчас я иногда забываю даже, какой год трезвости идет. Но тогда… Тогда у меня счетчик постоянно в голове шел.

У меня так же было, только до года не дотянулась, сорвалась после шести месяцев. Но помню эти первые месяца, как я готовилась пойти на собрание и объявить, что у меня сегодня/вчера было столько-то месяцев, даже тщательно выбрала группу (у нас в Москве хоть выбор есть), где знала, что будет народа побольше или тех, кого я лучше знала, чтобы эффект такой был, чтобы хлопали погромче.

Потом снова и снова срывалась и стыдно стало говорить об этом и тщательно скрывала свой срок. Уже 4-ти год в АА и приближаюсь снова к 6 месяцам. Не хочу каркать, но теперь я снова готова объявить, потому что чувствую уверенность, что трезвость продолжится smile.gif



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:39   Глава 16.
Глава 16.

Я летел на группу как на крыльях. Сегодня меня наконец-то поздравят! Сегодня я скажу все, что я думаю! Сегодня все будут, только и говорить, что о моей двухмесячной трезвости.
Как ни странно, но никто из группы не запил. Это было удивительно, учитывая, что наш пикник провалился. Но все были трезвы, как стеклышко. А я-то думал…
Группа началась. Вел её Юбиляр. Я нетерпеливо ждал, когда он произнесет ключевую для меня фразу: «Может, есть сегодня люди, которым исполняется круглая дата?». Тогда я…
Впрочем, Вы уже знаете, что я тогда должен был сказать.
И вот, перед этими самыми словами, открылась дверь. В нее вошел Хозяин квартиры. «Привет! Привет! Привет!» - раздалось со всех сторон. «Ну, ты как? Ну, ты что?» - загалдели все вокруг.
Хозяин квартиры тут же запросил слова, которое ему тут же и предоставили. Дождавшись, когда все утихомирятся, он начал.
- Я долго думал над причиной своего срыва. И пришел к выводу, что так и должно было случиться!
Все напряженно слушали слова нашего лидера. Тогда ни у него, ни у кого из нас не возникал вопрос, что срыв и не надо никому объяснять. Тогда мы еще не знали, что нормальное состояние алкоголика – пить! И что, когда алкоголик не пьет, то он находится в ненормальном для себя состоянии. Еще можно кому-то объяснить, почему я не пью, но почему я запил, можно и не рассказывать! Запил, потому что я алкоголик! Этим все сказано.
Раз уж об этом зашла речь, немного остановлюсь на срывах. Удивительно, когда некоторые члены группы рассуждают: «Я ушел в срыв. Потом вышел и снова ушел». СРЫВ – это «почетное» звание, которое еще нужно заслужить. По американским понятиям срывом называется - сознательный прием алкоголя, после сознательного полугодового воздержания. Все остальное считается банальным продолжением пьянки. Какой срыв может быть у новичка? А ведь умудряются рассказывать, как и почему, это получилось! Да еще и делают глубочайший анализ своего «срыва». Да еще и обижаются, когда их прерывают. Говоря напоследок: «ЭХ, Вы! А же для Вас старался! Я же специально уходил в срыв, чтобы Вы не повторяли моих ошибок! Все для ВАС! А Вы….»
Мы остановились на том, что все ловили слова Хозяина квартиры.
- Вот вы меня спрашивали, как не пить? Как удержаться от первой рюмки? А я не мог Вам ответить. Потому что я все это забыл. У меня был очень большой срок трезвости. Мы с Вами говорили на разных языках! У меня на первый план вышли другие проблемы. Говорить их Вам я не мог! Нельзя задавать первоклассникам задачу из высшей математики! Вы все равно не поняли бы моих проблем!
Хозяин квартиры перевел дух. Повисла тягучая пауза.
- В общем, всем от этого не было хорошо! – продолжал он – Ни мне, потому что я не мог высказаться! Ни вам, потому что, Вы не получали ответы на свои вопросы! И я решил провести эксперимент. Я выпил! И все встало на свои места! Как я Вас теперь понимаю!!! Теперь у меня те же проблемы, что и у Вас! До меня дошло, что все это происходило из-за грандиозной разницы в сроке трезвости! Теперь этой разницы нет! Я удовлетворен!
Хозяин квартиры обвел комнату победным взглядом. Видимо, удовлетворенный произведенным эффектом, он продолжал.
- Теперь дело за Вами. Я предлагаю…
Хозяин квартиры залез во внутренний карман и извлек оттуда литровую бутылку водки.
- Так вот, я предлагаю, всем прямо сейчас, выпить по кругу. Я для этого даже бутылку припас! Если не хватит, купим еще, у меня деньги есть! И тогда дружно, прямо с первого шага, все вместе пойдем по программе!
Что тут началось! Все заговорили разом. В этом гвалте, ничего разобрать было не возможно. Все распалились до красноты. Все взмокли от напряжения.
У меня, на мгновенье, промелькнула мысль о том, что уже, наверняка, накрылось празднование моей трезвости. Но только на мгновенье. Потому, что в следующий миг меня полностью захватило обсуждение почти гамлетовского вопроса: «Пить или не пить?»
- Выпить! Выпить! – Неслось с одной стороны стола.
- Да, подожди ты пить, всегда успеем! – Звучало с другой стороны.
- Я за единство! Пить так всем вместе! – Добавляли эмоций с третьей.
- У меня тост есть! За взаимопонимание! – Заявляли с четвертой.
- И женам просто объяснять! Все мужики решили! – поддакивали с пятой.
- Жизнь-то налаживается! – Подвели итог с шестой.
И, вдруг, как гром среди ясного неба прозвучал вопрос.
- А если еще кто придет в группу, что делать будем? Тоже пить?
- Конечно! Не отрываться же от коллектива! – Раздался радостный голос.
Но потом все задумались. И поскучнели.
Я, тоже решил сказать свое веское слово, с тайным умыслом, что кто-то вспомнит о моей круглой дате.
-Не знаю, как Вам, а мне жалко свои два месяца! У меня такого три года уже не было. Да, что там три! Вспоминаю свою ссору с женой пять лет назад. Так, она мне в сердцах, календарь выкинула. Сказала, чтобы я полюбовался. Она крестиками отметила дни, когда я пил. Так у меня от этих крестов аж, потемнело в глазах. Но тогда я ей не поверил. Решил, что она нарочно их так много нарисовала, чтобы меня завести. Но теперь-то думаю, что так оно и было. Так что у меня такого минимум пять лет не было, если не больше! И что, все заново начинать?
Никто не обратил внимание на мою уловку. А жаль…
И споры разгорелись с новой силой. На каждый «ЗА» находился свой «ПРОТИВ». На каждый «ПРОТИВ» находился свой «ЗА».
Страсти всё накалялись и накалялись. Дошло дело, чуть ли не до рукопашной. Но потом все устали и, так и не придя к общему мнению, решили продолжить дискуссия завтра, в воскресение. Расходились молча по одному.
Приехав домой, я уселся на кухне и начал рассуждать... Мой внимательный читатель, наверное, помнит, что я решил быть трезвым три месяца.
. Для полного счастья мне явно не хватало еще одного месяца трезвости. Дома дела уже начинали налаживаться. На работе тоже. Уже начало приходить доверие. Я уже стал продвигаться вверх по служебной лестнице. Причем делал это, чрезвычайно быстро, прыгая через две ступеньки. Но мое положение было еще шатким. Я вспомнил отца, который мне всегда говорил: «Сначала поработай на авторитет, а уж потом авторитет поработает на тебя!». А работа на авторитет у меня еще не была закончена. Да и дома ни жена, ни мать еще не успокоились. Как не крути, а мне необходим, по крайней мере, еще один месяц трезвости! Придя к такому выводу, и решив, что завтра буду твердо держаться выбранной позиции, я спокойно уснул.
Мне снилось голубое небо, по которому растянулась огромная радуга. Я почему-то шел по этой радуге все выше и выше. И мне нравилось идти по ней. И я шел, все удаляясь от земли. А когда радуга кончилась, я пошел прямо по звездам! Была удивительная легкость во всем теле. Была удивительная ясность в голове. Может, это я освобождался от всего старого? Может, я начинал новую жизнь?
Возможно, мы узнаем это в главе СЕМНАДЦАТОЙ.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:40   Глава 17.
Глава 17.

Утром я встал с легкостью. Все во мне пело! Тело жаждало работы. Даже захотелось сделать зарядку. И эта легкость, и это хорошее настроение, и эта приподнятость духа, явно говорили мне что, что-то произошло. Но что?
Я стал перебирать в памяти вчерашний день. Вроде все должно быть наоборот. Ведь меня так и не поздравили. А очень хотелось. Может, кто-то сказал, что-то очень важное? Не помню…
Я раз за разом, как в видеозаписи, просматривал события минувшего дня. Остановился на сне. Боже мой, сколько себя помню, мне радуга не снилась. Но это не объясняет мое сегодняшнее состояние. Что-то я видно пропустил.
И, вдруг, меня поразило, как гром среди ясного неба. Я вчера принял решение! Я вспомнил, как подумал: «Что бы не делали члены группы, я буду стоять на своем. Мне надо еще месяц трезвости!» Передо мной, как в замедленном кино, возник вид самого себя засыпающего. И я видел счастливую улыбку на своем лице!
Так вот, что нужно для счастья! Нужно решить какую-нибудь проблему! Какой же я дурак, что всю жизнь бегал от них! Своими руками запрещал себе делать то, что приносит такую радость!
Волнение охватило меня. Все, теперь я буду поступать по-другому. Теперь я не упущу шанс быть счастливым! Я буду решать сам все проблемы, и никому не позволю получать за меня наслаждение. Какие же проблемы стоят передо мной?
Я сел за стол быстро написал 86 проблем, стоящих передо мной. Они просто сами выплеснулись на бумагу. Облегченно вздохнув, я стал их перечитывать. Чем дальше я читал, тем мрачнее становилось мое лицо. Как же решать-то эту уйму проблем?
Тогда я еще не знал о принципе: «Слона нельзя съесть сразу, слона надо есть по кусочкам!». И пытался решить вопрос по привычному – по алкогольному. Как я уже говорил, по алкогольному это так: «Все сразу, позавчера и, чтоб самому ничего не делать!»
Как же решать-то эту уйму проблем? Может попытаться как-то классифицировать проблемы? А по какому принципу?
Многие читатели тут улыбнулись. Такой большой – а не знает элементарных вещей! Может кому-то это странно. Может кто-то знает это с детства. Но не я…
Для меня это задачка была посложнее, чем высшая математика и уравнения из теории относительности! Меня учили всему, чему угодно. Но, только не умению жить на земле.
Оказалось, что я не умею общаться так, чтобы не задеть кого-нибудь. Я не умею решать свои проблемы. Я не умею разговаривать с человеком, не давая ему мысленных оценок. А оценок тогда у меня было только две: «белый» и «черный». «Белый» - это тот, кому можно руку подать. А «черный» - кому нет. Пока все нормально – ты «белый». Сделал что-то, что мне не понравилось – бегом в «черные».
Я тогда не то, что писать, даже и разговаривать-то толком не умел. Однажды в разговоре один приятель сказал: «Ну, всем ты хорош, Серега! Но ты заметил, что все твои высказывания начинаются с «нет». А это неприятно..». «Нет!» - ответил я и тут же осекся.. С тех пор я стараюсь работать в этом направлении. Но, видно, больно уж долго я привыкал к такому методу общения!
Вернемся, однако, назад, ко мне родимому! Сижу я, значит, и думаю с какой стороны подойти к списку. И страшно, и хочется получить удовольствие.
Но к моему счастью, тут я заметил, что опаздываю на группу. Про нее я забыл. Тут же одевшись, я заторопился на нее. Опаздывать не хотелось. Очень любопытно было, чем же, наконец, это кончится.
Я ехал и продумывал в уме линию своего поведения на группе.
- Во-первых, сегодня я возьму ведение собрания на себя. Во-вторых, я сразу заявлю, что принял решение еще месяц не пить! И не изменю это решение, ни при каких обстоятельствах. В-третьих, попробую уговорить кого-нибудь присоединиться ко мне. Трех – четырех человек будет достаточно, чтобы группа продолжала работать.
Смотрите-ка! Видно я уже тогда, наверное, на собственном опыте, предполагал, что если сегодня люди выпьют – так это надолго. И видимо, уже тогда мне жизненно необходима была работа группы. Без нее я уже не мыслил свое дальнейшее существование.
Группа была вся в сборе. Не хватало только Хозяина квартиры.
- Наверно, стоит за бутылкой водки для нас! – было выдвинуто предположение.
- Да, что за бутылкой? За двумя! – послышался голос из угла комнаты.
- Может за тремя? – раздалось за столом.
- Ха, думаете, хватит? Нам бочку надо! – подхватили сбоку.
- Вам, может, хватит и бочки! А я, меньше, чем на цистерну не соглашусь! – подытожили в центре.
Я открыл группу. После всех формальностей сразу заявил о своем решении и приготовился вести долгие уговоры.
Каково было мое удивление, когда все группа, в один голос, заявила, что согласна со мной. Я был даже немного разочарован. Я так готовился вести бой, а получилось не с кем!
Кто-то поставил вопрос о новом ведущем. К моему изумлению была выдвинута только одна кандидатура – моя. Все быстренько проголосовали «ЗА». Я растерянно, только и смог сказать: «Я согласен. Но мне не нравится, как велись собрания раньше. Я буду вести жестче!»
- Веди, как сумеешь
- Только не давай говорить по 40 минут, а то нам времени не хватает!
- И ставь всех в очередь!
- И пусть каждый за себя говорит, надоело про бабушек слушать!
- Мне лично надоело слушать кто, как пил! Я это и сам знаю! Любого научу. Мне интересно кто, как вылезает оттуда!
Я произнес: «Вы много, что сказали. А как реализовывать это? Давайте на следующей группе Вы принесете свои соображения, какой должна быть группа и, что должен делать ведущий. А я попробую сформулировать, что я вижу, как ведущий».
Решив действовать в таком ключе дальше, мы закрыли группу.
Я ехал домой и размышлял. Как сделать группу интересней? Как дать слово всем желающим? Можно, конечно поделить полтора часа на девять членов группы. И каждому дать по 10 минут на выступление. Но ведь есть еще открытие и закрытие группы. Есть куча вопросов, типа сегодняшних. Время, потраченное на все это вычитать из общего времени и потом делить на девять?
Как узнать по делу человек говорит или не по делу? Говорят про бабушек нельзя. А если человек рассказывает про бабушку, а в конце окажется, что он поссорился с этой бабушкой и чуть не напился? Как узнать в начале, чем это кончится? Легко сказать – сразу прерывай. А прервешь, вдруг он сразу с группы в магазин? И тут же – виноват ведущий!
Я приехал домой. Отложил список с 86 зафиксированными проблемами в сторону. У меня сейчас одна проблема. Группа дала мне задание – подготовить соображения о ведении собрания. Это сейчас главное.
Тут же промелькнула мысль: «А может так и надо решать проблемы? Пришла проблема решай – откладывая остальные в сторону!» Но я отбросил эту мысль пока в сторону. Мне надо писать соображения. И я начал их писать!
А дописал я их уже в главе ВОСЕМНАДЦАТОЙ


Комментарий Алена* - 29.12.2006 - 00:08:
Цитата
Однажды в разговоре один приятель сказал: «Ну, всем ты хорош, Серега! Но ты заметил, что все твои высказывания начинаются с «нет». А это неприятно..». «Нет!» - ответил я и тут же осекся.. С тех пор я стараюсь работать в этом направлении. Но, видно, больно уж долго я привыкал к такому методу общения!

Ойей! Моя проблемма.. Была.. laugh.gif
Как же все до боли знакомо! blink.gif
Комментарий Сергей_М - 30.12.2006 - 12:17:
У меня, к сожалению, это пока осталось!
Комментарий Алена* - 30.12.2006 - 12:28:
Цитата
У меня, к сожалению, это пока осталось!

Мне понадобилось полгода пристально следить за своей речью.. Избавилась.. smile.gif
Правда я еще работала над собой, со своим "синдромом отрицания".. Это ж в подсознании сидит.. Пришлось перепрограмировать себя с нет, на подумаю.. wink.gif



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:41   Глава 18
Глава 18

На следующий день, придя с работы, я сразу сел просматривать, что написал вчера. В тетради значилась следующее:
1. Не давать долго говорить. Надо ввести лимит времени. Но возникает вопрос: Как это сделать, чтобы никому не было обидно?
2. Ставить людей в очередь. Надо поставить человека в очередь и как-то сказать ему об этом. Вопрос: Как сказать? Или как показать, чтоб он понял?
3. Запретить говорить о бабушках. Надо прерывать такие выступления. Но возникают вопросы: Как? Имею ли я моральное право предположить, чем кончится выступление?
4. Запретить говорить про то, кто, как пил. Надо прерывать такие выступления. Но, опять же, возникают вопросы: Только соберешься его прервать, а выступающий тут же скажет: «А вот теперь все по-другому». И начнет рассказывать, что теперь у него на душе. Как я себя буду чувствовать в качестве ведущего? Как я себя буду чувствовать, если бы прервал выступление?

Пробежав глазами написанное, я задумался. Да, уж, задача. Как совместить несовместимое? Как прервать – не обидев?
Первое, что пришло мне в голову - это заняться решением второго пункта. Мне показалось, что его решить легче, чем все остальные. Я помнил, как давалось слово желающим в другом городе. Там поднимали руки и выступали, получив разрешение ведущего. Но мне не нравилось, что руки поднимали только после окончания выступления предыдущего оратора. Тогда поднимался лес рук, и ведущий, по известным только ему принципам, давал слово тому или иному человеку. Тот выступал, и все начиналось с начала. Часто возникали споры и обиды по-поводу очереди. Люди возмущались, что подняли руку раньше, чем следующий выступающий. И понять кто прав, а кто нет, не было никакой возможности.
Мне же хотелось, что бы каждый мог встать в очередь в любой момент. Тогда, когда к нему придет мысль высказаться. И чтобы он понял, что поставлен в очередь. И чтобы он был уверен, что очередь эта обязательно дойдет.
Но как же осуществить задуманное? Надо видимо разработать систему простых знаков, понятных каждому. Ну, предположим, что кто-то поднял руку во время выступления другого. Я сразу ему киваю, что означает постановку его в очередь. И поднимаю один палец, чтобы он понял, что выступает первым. Если еще кто-то поднял руку, то я ему покажу два пальца. Он сразу сообразит, что в очереди идет вторым. И так далее.
Мне понравилась этот вариант. Я еще раз мысленно проиграл его. А что? Здорово получилось!
Мне не понравился только один момент. Когда выступающий закончит говорить и очередь сдвинется – должен ли я показывать это каждому? Стоит ли показывать второму, что он теперь первый? Третьему, что он теперь второй? И так далее. И как показывать? Дожидаться пока на меня посмотрят и только тогда? Вроде бы я должен сделать это. Но тогда мне некогда будет слушать, что говорят. А это, что-то неинтересно выходит. Почему я страдать должен? Может сам метод неудачный? Может что-то еще искать надо?
Метод мне нравился. Но мысль, отказаться от слушания чужих выступлений, меня явно не устраивала. Отложив данные размышления до лучших времен, я занялся рассмотрением других пунктов.
Так, не говорить про бабушек. И тут я очень хорошо вспомнил, как меня прервали в другом городе.
Я попросил слово и начал рассказывать : «Я почему-то, не могу найти общий язык с братом. Брат у меня..». И в это время меня прервал ведущий. Он сказал, что никому не интересно слушать про моего брата. Что надо рассказывать про себя. Я сразу отказался от слова. И сидел, как будто меня окатили ведром с водой. Я обиделся. Всю дорогу домой, а это больше полутора часов, я молчал и дулся.
А ведь я хотел рассказать, что вчера приходил брат. И что брат у меня не алкоголик. Что меня всегда злила его манера, налить рюмочку и тянуть ее по глоточку целый вечер. А я так не мог. Меня все это выводило из себя. Я просто бесился от этого, потому что и мне приходилось тоже тянуть весь вечер одну рюмку! Не мог же я при брате показать, что у меня проблема. Да и мать внимательно следила за тем, чтобы за столом было все чин - чинаром.
Меня спасало то, что он не курящий. Я очень часто бегал курить на балкон. И бегал не столько курить, сколько большей частью потому, что там всегда была спрятана бутылка. Покурил, сделал два – три глотка и полегчает на время. Мне и в голову не приходило, что кто-то замечает эти частые мои отлучки. И то, что я приходил все веселее и веселее.
Потом я возвращался за стол. И с первыми же фразами брата, у меня начинало портиться настроение. И настроение все ухудшалось и ухудшалось. Пока не появлялась злость. Потом приходил черед гневу. И тут я уже понимал, что мне надо срочно пойти покурить.
И так продолжалось, пока брат не уходил.
И вот, вчера брат снова пришел в гости. Я думал, что мы нормально встретимся, ведь мне уже не надо пить. И с удивлением понял, что брат стал раздражать меня еще больше. До такой степени, что в голову даже прокралась мысль, что жалко у меня нет бутылки на балконе. Если бы она там была, я бы непременно выпил.
Вот, что я хотел рассказать. А меня грубо прервали! Я ведь хотел закончить так: «Я очень растерялся. Если у кого-то было такое расскажите после группы.» А меня не захотели слушать. Кто дал право ведущему судить, что у меня на душе?! Кто дал ему право оценивать, важен ли мне рассказ о брате? Кто дал ему право предполагать, чем кончится мое выступление?
Мне совершенно не хотелось быть похожим на того ведущего!
Но с другой стороны я понимал, что терпеть выступления, на которых идет рассказ о других тоже нельзя. У нас был такой любитель рассказывать байки. По 50 минут он мог промывать нам уши рассказами о ком угодно, но только не о себе.
Так как же вести группу? Как сделать так, чтобы ни у кого не возникло такой неприязни к ведущему, как у меня тогда?
Мысли опять меня перенесли к рассказу о брате. Ведущий тогда поступил со мной, как с ребенком. Родители часто поступают так. Если родитель решил, значит, знает что делает. И объяснять ничего не станет. Все равно дитя не поймет. Мало дите, еще рассуждать. Вот вырастет – все выяснит! Поступили со мной, как с малым ребенком! Стоп!
А я как поступаю? С чего это я решил, что людям обязательно надо показывать, что очередь подвинулась? Они что, маленькие дети? Не могут посчитать сами? Показал, что он четвертый. Он отсчитает четырех выступающих и, будет знать, что его очередь. Все просто, как в сказке. Это хорошее заключение. Надо записать и поставить точку по работе со вторым пунктом.
Работа над другими пунктами зашла в тупик. Везде я натыкался на невозможность совместить противоречивые требования. Но мне казалось, что еще чуть-чуть и я решу эту проблему.
Но задача оказалась значительно труднее. Ни в тот, ни в другие дни, я так, ничего и не придумал. Пришлось идти на группу с решенным только одним пунктом. С одной стороны я радовался, что решил хотя бы один вопрос. С другой – мне было неловко, что остальные три мне не поддавались. С такими противоречивыми мыслями я и пошел на группу.
Но это уже было в главе ДЕВЯТНАДЦАТОЙ.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:44   Глава 19
Глава 19

Когда я в следующий раз приехал на группу, все были в сборе.
Не хватало лишь Хозяина квартиры. К слову, не появится он на группе долгих шесть месяцев. Потом, в частной беседе он скажет: «Я много думал о случившемся. И понял, что без группы мне очень тяжело. Пришло осознание, что группа уже живет своей собственной жизнью и этот процесс не остановить. Я осознал, что группа все равно будет существовать, независимо от того хожу я на нее или нет. Группа обойдется без меня. А я вот без группы обойдись не смог»…
Честь и хвала ему за то, что у него хватило мужества подавить свои амбиции, и вернуться к нам. Огромное ему спасибо, что он создал нашу группу! Что бы было со всеми нами без нее?
Дальнейшая его судьба сложится очень сложно. Жизнь его закончится через несколько лет в автокатастрофе. Это будет первый, и единственный человек в нашей группе, ушедший в иной мир трезвым.
А таких набралось у нас около 40 человек. Все остальные, к сожалению, проверяли алкоголики они или нет. И ведь ни у кого не поставлен диагноз – алкоголизм. То несчастный случай, то сердечная недостаточность, то пищевое отравление…
Итак, вся группа в сборе. Я начал вести ее на законном основании. После открытия я спросил о соображениях и пожеланиях группы, по поводу ведения собраний. Было высказано несколько соображений. После этого я изложил идею об очередности выступлений, которую приняли на «УРА».
Я высказал свои мысли по остальным пунктам. Но решения этих вопросов ни у кого не было. И мы решили попробовать решить их после окончания группы.
В этот день мы апробировали новые методы работы. Все вошли в раж, по нескольку раз прося слово. У меня было впечатление, что они нарочно пытались меня сбить со счета. Но в целом мне удалось держать установленный порядок.
В конце собрания уже никто рук не поднимал. Один моргал мне, другой кивал головой, третий поднимал вверх большой палец. Я тут же показывал им на пальцах, каким он по счету выступает.
Группа закрылась. Мы, после перекура, начали организационное собрание. Тогда нам и в голову не приходило, что уже есть такая форма работы и называется она «рабочее собрание». Мы придумали термин «организационное собрание». Все сразу признали идею предоставления слова знаками удачной. Я предложил внести этот пункт в протокол. Многие тут же стали возражать против ведения протокола. Но я объяснил, что если завтра придет новичок, то ему что-то надо будет объяснять по поводу порядка предоставления слова на нашей группе.
Тут же последовало предложение назвать этот документ не протокол, а устав группы. Мы немного поспорили и единогласно решили принять название «Устав группы».
На листе бумаги торжественно было записано: «Устав группы». Ниже записали пункт 1. Желающий выступить каким-либо знаком сообщает ведущему о своем желании. Ведущий на пальцах сообщает этому члену группы, что тот поставлен в очередь на выступление, и каким по счету.
Тут же поступило и второе предложение: «Я предлагаю проводить «организационные собрания» только после окончания основного. А то, в последнее время, выговорится времени нет. Сегодня очень хорошо получилось!»
Мы собирались тогда по субботам в 11 часов утра. И помещение тоже принадлежало только нам. Поэтому возражающих не нашлось. Мы торжественно записали пункт 2.
Кто-то сказал: « А может, теперь настало время подумать о названии группы? Как-то не удобно. Все группа, группа. Давайте придумаем название!» Предложения повалились целой кучей. Но все были забракованы. Решили объявить конкурс на лучшее название группы.
Забегая вперед, скажу, что этот конкурс затянулся на долгих четыре месяца. Предложений было море, но все они браковались членами группы. Тут были - «Путь к себе», «Путь из прошлого», «Новый путь», «Путь в будущее», «Единение», «Трезвость», «Из грязи в князи», «Свеча», «12 шагов», «Возрождение», «Воскресение», «Восставшие из ада» и множество других.
Через четыре месяца кто-то предложил назвать группу «Калейдоскоп». Все засмеялись.
- Это какой такой калейдоскоп?
- А есть такая детская игрушка. Там смотришь глазком и видишь разные узоры. Чуть повернул рукой и узор сменился! И мне кажется, что мы в нем видим свою жизнь. И получается, что она в наших руках. Повернешь так – узор блеклый, а повернешь по-другому – так узор сразу засияет красками. То есть смысл названия в том, что наша жизнь – в наших руках!
И тут же все единогласно проголосовали за такое название. Так и закончился наш, затянувшийся конкурс. с тех пор группа обрела свое название.
Мы вернулись к решению проблем по ведению собраний. Я еще раз объяснил, что, несмотря на разрешение прерывать выступающих, я буду себя чувствовать очень неловко. И поэтому предлагаю высказываться по этому поводу. Я особо отметил, что будут рассмотрены все варианты, как бы не фантастически они не выглядели.
- Вот, что я думаю – поступило первое предложение – Каждому выступающему надо дать пол минуты для формулировки темы, которую он собирается осветить. За эти пол минуты можно решить: давать ему продолжать или нет. Пол минуты мне кажется достаточно. И не жалко. Это же не пол часа!
- Пол минуты это мало! Да я в жизни ничего в пол минуты не формулировал! Что меня постоянно лишать слова будут?
- Я тоже против. Ну, дали бы хотя бы пять минут. Или, в крайнем случае, три. Чего за 30 секунд успеешь.
- Я бы с другой стороны зашел. Сколько времени мы можем пожертвовать на бестолковые разговоры? 20 минут? 10 минут? Или меньше?
- А что дело он говорит. Предположим, вся группа изнывает от говорящего. Через сколько времени можно сделать вывод, что он уже так и не скажет ничего ценного?
- Точно, предположим мы ограничим время 10 минутами. Через 10 минут он замолчит, а слово передадут дальше.
- А мне и 10 минут слушать какую-то муру жалко. Да и 5 минут тоже жалко! Я пришел опыт перенимать! А тут какая-то чепуха!
- Слушайте, а что если попробовать соединить это с первым предложением?
- Это как же?
- Ну, предположим мы даем выступающему 3 минуты, если рассказ интересный, то продляем ему время.
- Интересно! А продлять как будем? Голосованием? Да на это голосование мы все время и потеряем!
- Зачем голосованием? Предположим ведущий следит только за временем. Когда истекут три минуты, он произнесет: «Ваше время истекло!». Если все промолчали – значит тема не интересна и выступающий лишается слова. Если рассказ кому-то нравится он скажет: «Пусть продолжает!». И ведущий засекает еще три минуты. И так далее.
- А если так будет продолжаться до бесконечности?
- Ну, я думаю, этого не будет. Ведь всем высказаться хочется. Рано или поздно все промолчат и выступающий лишится слова.
Вы не представляете, как я был рад такому решению! Мне ведь оставалось только следить за часами. А вся группа решала, продолжать выступление или нет! И обижаться теперь приходилось на всю группу! И есть гарантированные три минуты. А не так, как меня прервали на первых же секундах выступления.
Мы быстро записали это решение в устав и закрыли группу. Мы думали, что поставили в этом деле точку. Но оказалось точку ставить рано. Точку мы поставили через пять месяцев. Но об этом позже.
Пока же все весело разошлись по домам
Уже начиналась глава ДВАДЦАТАЯ



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  09:44   Глава 20
Глава 20

Прошло две недели. Группа постепенно стала привыкать к нововведениям. Как ни странно, все приняли новые условия. Даже тот самый Ворчун, который после 45 -минутного выступления всегда возмущался, что его прервали. «Как других-то слушают, как меня-то сразу прерывают!» - бормотал он себе под нос. При всем своем неумении контролировать время своих выступлений, он обладал уникальным качеством. К нему в голову приходили великолепные идеи. Это была его идея - написать на бумажках суммы денег, которые мы должны были принести для поддержания работы группы. В будущем он выдаст идею работы с городскими кодировщиками, которую ему удалось воплотить в жизнь, только благодаря своему упорству.
Во многом, благодаря Ворчуну, ко мне начали закрадываться сомнения, что мир делится на две категории – «белые» и «черные». Я никак не мог отнести его ни к одним, ни к другим. В конце концов, я отнес его к новой для себя категории «серые». Потом стали появляться подобные люди все чаще и чаще. Появились «светло-серые» и «темно-серые». И только через несколько лет, люди засияли всеми цветами радуги. И каждый стал уникален своей расцветкой.
Но первым был Ворчун! Большое спасибо ему за это!
Я стал уже привыкать к роли ведущего. Мне это было жизненно необходимо! Я с упоением вел все собрания.
Сейчас я пытаюсь понять, что двигало мной. И прихожу к однозначному ответу – гордыня. Да, гордыня. Она заставляла меня вести себя так, как я себя вел. Она требовала от меня поступать так, как я поступал. Жажда получить похвалу двигала мной.
Но ведь именно гордыня заставила меня посещать все наши группы. (Как же они обойдутся без ведущего?)]. Это гордыня гнала меня в другой город. И там заставила меня посетить все восемь групп. А не одну, как делали все остальные. На каждой группе я отмечал, что понравилось мне, а что нет в действиях ведущего. Гордыня заставила меня, потом начать ездить в новые города, чтобы посмотреть там порядки и методы ведения группы. В конечном итоге гордыня позволила мне остаться трезвым! И разве это плохо? Да, пусть хоть что, двигало тогда мной. Главное результат – я научился сохранять свою трезвость!
Я долго не мог разобраться, в чем разница между «гордостью» и «гордыней». Я, предположим, сложил на даче дом. Сам. Никто не помогал.
Что я испытываю «гордость» за сделанное дело? Или «гордыню», как говорили мне на группе?
Экзамен на смирение гордыни я сдавал намного позже. Когда пришлось отдать Высшей Силе, самое большое «мое достижение» – трезвость! Я считал, что САМ нашел группу. САМ начал заниматься и выздоравливать в ней. САМ обрел трезвость. Только потом, после откровенных разговоров с самим собой, пришло понимание, что мой вклад в этот процесс минимален.
САМ пришел на группу? Вспомни, как это было. Сначала случайная статья. Потом случайный звонок. Где тут твоя роль? «Ну, ладно. Уговорили. 20% Высшая сила, а 80% - Я - САМ».
Это так ты пришел на группу. А трезвость откуда? Вспомни, как ты пробовал ее достичь? Вспомни обещания, слезы, искренние записки типа: «Я, такой-то, такой-то, торжественно клянусь, что если я еще хоть раз выпью, то…» - далее шло описание самого страшного наказания. Ну и что? Ты хоть раз выполнил обещание?
«Ну, ладно. Уговорили. 50% Высшая сила, а 50% - Я». Потом, со временем, моя доля уменьшалась. Сначала до 40%, потом до 30%, затем последовательно до 20%, до10% и, наконец, дошла до 0%.
Только тогда я понял, что «гордость» бывает за реально сделанные мной дела, А «гордыня» за приписываемые себе дела других. В этот момент все встало на свое место. С тех пор я больше не мучался над этим вопросом.
Сегодня суббота. И суббота не простая. Сегодня я, наконец-то, отпраздную свои три месяца трезвости!
Вот уже и закончилось открытие группы. Вот и долгожданные слова о знаменательных датах. Вот я уже встал и произнес, что мне исполнилось три месяца трезвости! Три месяца! Это же уму не постижимо!
Все меня начали поздравлять. И, наконец-то, я получил первую в моей жизни медальку. Не ту, которую дарят сейчас. Теперешняя металлическая медалька может и хороша. Но та, сделанная своими собственными руками, намного ценней. Она представляла собой картонный круг диаметром 10 см. На одной стороне ее была приклеена круглая бумажка с надписью по окружности: «Три месяца без алкоголя!». На другой стороне был приклеен текст нашей молитвы. Медаль носилась на груди. Для этого она цеплялась за шею с помощью красивой алой ленты.
Сейчас существует целый ритуал зарядки медальки. И даже есть инструкция к применению: «Когда захочется пить – положите медаль под язык. Как только медаль рассосется – можно бежать пить!»
Тогда этого ритуала у нас не было. Но медаль тоже пускалась по кругу, и каждый желающий мог на лицевой стороне написать свои пожелания.
Вот такую, всю исписанную пожеланиями медаль, я и повесил на ленточке за шею, дрожащими руками. Дрожащими руками не от волнения. Руки у меня все еще предательски дрожали. Перестанут дрожать они только через два месяца.
С тех пор у меня было много медалек. Они были их разных стран и символизировали разный срок трезвости. Но самой значительной и любимой из всех, остается та, самая первая. Эта невзрачная, картонная, рукописная медаль была сделана с душой. Она до сих пор весит у меня на почетном месте.
Потом мне дали слово. Произошло то, что теперь называется «спикерский митинг». Только без вопросов после. Я рассказывал, что много изменилось за три месяца. Что я не хотел, чтобы мир изменился. Но он как-то сам начал меняться. Оказалось, что хороших людей стало значительно больше, чем я думал. И солнце стало светить не так безобразно. И небо стало лучше. И правительство тоже стало ничего. И жена у меня оказалась не такой черствой. И родители у меня оказались не такие старомодные. И начальство у меня оказалось не такое глупое.
Я всю свою жизнь пытался изменить этот чертовый мир, а он, паразит, не изменялся. А когда я сказал: «Черт с тобой! Не хочешь меняться – не меняйся!» Он сразу же и изменился! Парадокс!
Долго я еще делился удивительными изменениями, которые я заметил в себе и окружающем мире.
И в конце мне задали единственный вопрос: «Ты же говорил, что тебе еще надо только один месяц трезвости. Что же ты теперь делать будешь?»
- Не знаю – честно ответил я.
А действительно, что я теперь делать стану? Ведь все поставленные передо мной цели я уже выполнил?
Узнаем, я думаю, мы об этом в главе ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЙ.


Комментарий Алена* - 29.12.2006 - 02:20:
ЗАЧОТ! biggrin.gif
Требую продолжения банкета!!! wink.gif
Видно что написано от души, ПЕРЕЖИТО... smile.gif
Комментарий sereneali - 29.12.2006 - 21:23:
Присоединяюсь, давай ещё biggrin.gif
Комментарий Сергей_М - 30.12.2006 - 14:13:
После Нового Года обязательно выдам!

Всех с наступающим Новым 2007 Годом!

user posted imageuser posted imageuser posted imageuser posted imageuser posted imageuser posted imageuser posted image[/b][/b]
Комментарий Алена* - 30.12.2006 - 14:29:
Спасибо, будем ждать!!! biggrin.gif biggrin.gif biggrin.gif
Комментарий ITD - 30.12.2006 - 18:31:
Спасибо!!!! biggrin.gif sad.gif biggrin.gif
(многие перлы уже всеми цитируются wink.gif wink.gif )
Ждем,с НГ!
Комментарий Бек - 22.12.2008 - 12:03:
Немного сумбурно, но много похожего с моей судьбой



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

Страницы: (6) 1 [2] 3 4 ... Последняя »
 
Сергей_М

Нет
фото



Форумчанин


Регистрация 26.12.2006
E-mail Отправить
Приват Отправить
WWW Нет данных
ICQ 372941178
Профиль Перейти
Рейтинг
Рейтинг: 5,0    Голосов: 13
Список друзей
alisa
Календарь
август 2022
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Статистика
Просмотры
Сегодня: 6
Всего: 85561
Хосты
Сегодня: 3
Всего: 39108
Последний комментарий
Нет комментариев