СМС-ки  Скрыть СМС-чат


Тем, кто ещё страдает

 

Привет всем, меня зовут Алексей, я никотинист, токсикоман, плановой, наркоман и алкоголик, хотя всё это в прошлом. Я эгоцентрик, выскочка, позер и патологический лжец, но уже не в тех масштабах которые были в употреблении. Одно остается неизменным, я – зависимый.

Когда я впервые попал на группу себе подобных, но отказавшихся от употребления людей, то думал, что стоит остановиться и больше не употреблять наркотические вещества, как жизнь наладится. Однако этого оказалось недостаточно, поскольку алкоголизм и наркомания были лишь симптомом моей болезни, тем, что лежало на поверхности.

Работая по Программе, и все больше узнавая о зависимости как о болезни, я понял, что дело не в алкоголе или другом наркотике, дело во мне. С этого момента пришло понимание, что я бессилен не только перед химическим веществом, одурманивающим мой разум, но и перед теми дефектами характера, которые привели меня к употреблению. Это значит, что Двенадцать шагов Программы выздоровления даны мне не для того чтобы отказаться от употребления, а для того, чтобы научиться жить в гармонии с этим миром. А это - работа на всю жизнь.

Сегодня моя болезнь – зависимость - не проявляется в употреблении химических веществ отравляющих тело и сознание. Но она всегда со мной и проявляется в таких дефектах моего характера как «поступить по старому» даже осознавая, что это принесет ущерб, одержимость идеей или человеком как наваждением, «тоннельное» мышление, когда я вижу только один вариант развития событий и отрицаю всё остальное, компульсивное поведение, нарушенная самооценка, зависимость от отношений и от оценки окружающих, не нахождение «здесь и сейчас», безосновательное чувство страха или вины, подчиненность иллюзиям, предубеждениям и шаблонам навязанным извне, недоверие и враждебность к окружающей меня действительности. Основа моей зависимости – нечестность и эгоизм.

 

I Первые проявления моей зависимости.

 

Переживания связанные с этой действительностью у меня с детства были эмоционально окрашены в тона отчуждения. Мне казалось, что мир шероховат на ощупь, между мной и миром при соприкосновении всегда есть щель. Я чувствовал чуждость мира, а впоследствии и враждебность его. Не так давно я прочел у Юнга: «Любая форма пристрастия плоха — неважно, алкоголь ли это, наркотик, морфин или идеализм». Я с раннего возраста был идеалистом - вот изначальное проявление моей болезни зависимости. В дальнейшем я лишь искал подтверждение своему отчуждению, я укреплял стены своего тоннельного мышления, сужая взгляд на мир. Я видел только то, что хотел видеть: «Мир есть зло для меня, я не от мира сего. Мой мир не здесь, я чужд этому миру, а он чужд мне. Мир не любит меня, а я не люблю мира». Мой эгоцентризм давал мне право решать за весь мир как он ко мне относится, и строить на этом мое отношение к нему. Ниже я поведаю, к чему это привело.

Лет в семь, а может быть и раньше, я начал употреблять одурманивающий яд и ждать, что от этого мне станет лучше. Именно в этом возрасте я впервые попробовал никотин c одобрения старших ребят. Не никотин я тогда употреблял, а это самое одобрение. Я хотел быть принятым, значимым, быть в центре внимания, чувствовать, что я такой же как и все, а не трус и слабак, что я взрослый. Ощущения и ассоциации, связанные с никотином, закрепились. Уже в двенадцать лет в пионерском лагере курил ежедневно.

Я с детства помню застолья и спиртное. Помню, как отец пил водку из маленьких рюмок, морщась и закусывая. Уже лет в семь я пробовал капли этого напитка, пытаясь раскрыть его притягательность для взрослых. Но запомнились ощущения от употребления спиртного в четырнадцатилетнем возрасте. Это было на Новый год. Ночь, куранты на Спасской башне Кремля на экране телевизора, «Голубой огонек» и советская эстрада. Я видел, как взрослые пили спиртное и становились счастливыми.

Я тоже хотел быть счастливым, общительным, веселым как они, и с этим желанием я выпил первый бокал шампанского. Ощущение было такое, что я выпил мало, поскольку счастье так и не пришло, я решил «догнаться». Я выпил ещё. Однако мне стало хуже. Эта модель поведения: желание быть счастливым – бокал, ожидание счастья – бокал, нет счастья – ещё бокал… «что-то плохо уже»… повторялось в моей жизни не раз. Алкоголь водил меня за нос. И снова приводил к бокалу в поисках счастья, которого не было в выпивке.

«Мариванна» или, попросту, конопля, вошла в мою жизнь лет в пятнадцать-шестнадцать. Старшие ребята, посиделки в веранде детского садика, затяжка по кругу. Интерес и чувство сплоченности. Ведь это вам не просто сигаретка, а «травка» и все мы здесь на грани закона, мы доверяем друг другу и делимся друг с другом «косяком». Что стоит за всей этой романтикой дворовой жизни, за этим доверием и поиском какой-то необычной близости в общей тайне? Думаю, нехватка такого доверия в семье. Все мы из дисфункциональных семей: дети алкоголиков или трудоголиков, матерей-одиночек. Или выросли в семьях, где номинально два родителя, но которые живут в постоянном раздоре, где мать говорит: давно бы развелась если бы не дети. Я вспоминаю, что когда мой отец не употреблял алкоголь, то запоем смотрел телевизор или читал газеты. Мы искали родства, такую семью, где любят и принимают без оценок достижений. Таким братством становились дворовые компании, где употребление наркотиков и алкоголя было общим делом, тем, что сплачивало.

Когда началась перестройка, табак и спиртное выдавали по талонам. На ваучеры мы с друзьями взяли литр или два спирта «Роял». Я заинтересовался токсикоманией. И со всей ватагой вдыхал из пакетиков краску, ацетон. В результате «химических экспериментов» над неокрепшей юношеской психикой у меня появились галлюцинации. В шестнадцать лет я нащупал свое «дно» - как зависимый - в первый раз. Я стал путать сон с реальностью, появился галлюцинаторный бред. Я начал верить в потустороннюю реальность, появились необоснованные страхи, начал «с духами беседовать». Появилась мысль, что схожу с ума.

Во время посещения «духов» меня парализовало от леденящего ужаса, я оцепенел и онемел от страха. Я не знал, что делать и от отчаяния взмолился, тогда, как ответ, в голове возникли строчки из песни Виктора Цоя: «Если есть тьма – должен быть свет». Я ухватился за эту спасительную мысль и крестился в церкви. Что помогло, страх или крещение, не знаю. Но я семь лет не употреблял наркотики. Однако я не знал, что я болен, употребление считал просто «ошибкой юности», «увлечением», «вредной привычкой», грехом, но не заболеванием.

Болезнь тем временем прогрессировала. Я всё так же считал весь мир чужим и враждебным. И религия подкрепляла это: «весь мир во зле лежит». Начал замыкаться, уходить в себя. Зависимость искала выхода наружу и в это время она проявилась как «религиозная аддикция». Мое воздержание от алкоголя вызывало недоверие у окружающих религиозных людей, я был для них сектантом. Постепенно я забыл, откуда пришел и что меня к этому подтолкнуло. Решил, что надо иногда выпивать по церковным праздникам, как все. И начал пить снова. Мне хватило года, чтобы скатиться к ежедневному употреблению. С двадцати пяти до двадцати девяти я пил без перерывов, это был один большой запой. На последнем витке этого запоя опять начались страхи, галлюцинации, пошла в ход и «тяжелая артиллерия» в виде «колес». Я потерял работу и всякую способность к социальной жизни. Я снова был в безысходности, я второй раз опустился на дно. И теперь оно оказалось глубже.

 

II Попытки самостоятельно разобраться с зависимостью.

 

Август 2005 года. Областная наркология, отделение реанимации. Тоска, потерянность, одиночество, страх, боль. Я тогда не думал, что это дорога к лучшему. Хотя до прихода в Программу выздоровления Двенадцати шагов - ещё четыре долгих года «контролируемого», так я думал, употребления. Выйдя из наркологии, я был уверен, что теперь я не начну пить. Не хочу больше в этот ад.

Я собирался жить разнообразно и насыщенно, не возвращаться к употреблению. Я думал, что пью «от нечего делать». И вот я работаю с утра до ночи или разнообразно отдыхаю. Я ездил на море, катался на лошадях, летал с парапланом, зимой ходил в бассейн, а летом ездил на природные водоемы. Внешне жизнь поменялась, а вот внутри я так и остался одинок и недоверчив к этому миру. Я продержался меньше года. Подумал, что вылечился, и рюмочку, всего одну, мне можно. Не собирался напиваться в хлам, а только «культурно отдохнуть». Начал пить раз в неделю, потом регулярно по выходным, а потом в любой удобный момент, когда меня ни кто не видел. Петля снова начала медленно затягиваться у меня на шее. И я как белка бегал по кругу, от выходных к выходным, когда я пил с вечера пятницы по утро воскресенья.

Это была не жизнь, а недельное мучительное ожидание пятницы. Я уже начал понимать, что моя зависимость сильнее меня, что я не справляюсь. Это понимание тихим голосом совести звучало во мне за толстыми стенами самообмана и отрицания того, что другим было очевидно – я зависимый человек – алкоголик, наркоман и токсикоман. За эти четыре года кто только не пытался донести до меня идею о том, что я занимаюсь самоуничтожением - священники, наркологи, психиатр. Но этого было недостаточно.

Умом я принимал доводы со стороны, но они не касались моих внутренних основ. Я никому не доверял, поскольку привык справляться со всем сам. Будучи родом из глубинки, я учился в московском ВУЗе, я добился признания и уважения в своей профессиональной деятельности. Хотя из-за пристрастия к алкоголю мне пришлось уволиться. Однако, я уже налаживал свое собственное дело, тоже успешно. Неужели я не могу справиться с употреблением самостоятельно? Я менял места жительства, менял профессии, менял круг общения, менял досуг. Единственное, что я оставлял без изменения – это духовную основу своего заболевания – нечестность и эгоцентризм.

В августе 2009 года я признал свое бессилие перед алкоголем. Я не мог пить, ибо становился социально недееспособным и не мог себя прокормить. И не мог не пить, поскольку духовная пустота съедала меня и трезвая жизнь была невыносимо бессмысленной и тусклой. В одном из блогов в Интернете я узнал об Анонимных Алкоголиках. Начал искать их в своем городе, но не нашел. Я остыл. Мысль о том, что я буду употреблять и умру с этим, прижилась в моем сознании. Поехал в родной город. Встретил друга, с которым мы частенько употребляли. Я предложил выпить за встречу, но он сказал, что ходит в АА и уже два с половиной года не пьет. Он высказывал свое недовольство тем, что я выпиваю, но не терял со мной связи. Через какое-то время мне стало плохо. И я решил, что пора сделать паузу. Тогда-то он и поведал мне о Двенадцати шагах в трезвую жизнь. Я выслушал и решил: вот теперь-то я знаю, как не пить. И… напился через две недели. Оказалось, что знания о том, как не пить - недостаточно, нужно еще что-то делать для этого.

 

III Начало осмысления того, что я бессилен перед моей зависимостью.

 

Первым моим делом, поставившим точку в употреблении, был визит на собрание группы таких же зависимых людей, как я. Здесь я признал свою болезнь вслух. Я разорвал круг тотального одиночества и кромешной изоляции. Когда я говорил, я плакал. И с этими слезами лилась боль, скопившаяся во мне за годы употребления. Я доверился людям, которых видел впервые, и доверие ввело меня в Программу выздоровления. Это событие произошло 29 сентября 2009 года - это точка отсчета моего «чистого» времени и точка опоры для моей новой жизни.

В АА я получил опыт, силу и надежду. Я понял, что мне не нужно сопротивляться и выходить на ринг с неравным противником, чтобы снова и снова терпеть поражение. К наркотику надо относиться как к цианистому калию - не легкомысленно, а с уважением. Если его не трогать – он не причинит вреда. Я понял, что зависимость – это хроническая болезнь и не лечится силой воли. Безумием было бы лечить насморк силой воли или самовнушением: «сопли, не теките!». Или отрицанием: «никаких соплей, я такой же как все, у всех тоже есть сопли, ну может немножечко меньше». Или зароком: «с понедельника - ни сопельки»! Безумием будет полагаться в лечении зависимости на методы, которые уже испробованы и оказались неэффективными. Те, кто болен диабетом, на регулярной основе соблюдают режим питания, не едят сахаросодержащие продукты и колют инсулин. Те, кто болен зависимостью, так же на регулярной основе ходят на собрания групп взаимопомощи, применяют принципы Программы Двенадцати шагов ежедневно, имеют спонсора и группу поддержки, несут служение в Содружестве. И делают Двенадцатый шаг, делясь опытом с теми кто ещё страдает, оказывают «спонсорскую» помощь.

До прихода в Программу я думал: «вот одну бутылочку пивка выпью, и всё, напиваться не буду и догоняться, чем попало, тем более». Но здесь я узнал, что первой дозы всегда мало, а последующих будет недостаточно, чтобы прокормить разбуженную зависимость. Раньше я думал, что жизнь ужасна, что проблема в окружающем меня мире, которым я никогда не был доволен. В Программе я узнал: если я вижу проблему вовне, то не могу её исправить. Я могу изменить только себя и свое отношение к миру и другим людям.

Значит, не «жизнь - дерьмо», а мое отношение к ней таково, что лишает мою жизнь ценности, отчего я постоянно убиваю себя, анестезируя наркотиками. Теперь, когда я чувствую, что «жизнь пошла не так», я задаю себе вопрос: а может дело во мне? Я голоден, обижен, зол, испытываю чувство отчужденности? Надо найти причину и разобраться с ней.

Постепенно моя картина мира начала преображаться, возникло целостное мировоззрение на базе Двенадцати шагов. Появились люди, которым я смог довериться и не бояться быть отвергнутым. У меня есть человек, которого я считаю постоянным спонсором, но спонсорскую помощь мне оказывали несколько человек. Когда я был готов к определенному действию по Программе, такой человек появлялся в моей жизни и делился со мной опытом. Я считаю, что первые три шага я сделал до знакомства с Программой: когда сдался (1 шаг), начал искать помощи (2 шаг) и  доверился (3 шаг). Итог - мое появление на первом собрании группы АА. Однако целостное понимание Двенадцати шагов, необходимое для того, чтобы я мог доносить весть о выздоровлении, не пришло ко мне свыше. Я получил это от конкретных людей, которые нашли путь духовного освобождения. Я с благодарностью вспоминаю зависимых, которые оказали мне спонсорскую поддержку, я обращаюсь к ним в трудных жизненных ситуациях. Теперь я не один.

 

IV С этим заболеванием можно жить.

 

Сегодня, как и было обещано в начале прохождения Двенадцати шагов, у меня есть собственное понимание Программы выздоровления. В описании шагов я выделяю конкретное действие.

Первый шаг: Я признал бессилие пред зависимостью, признал, что моя жизнь стала неуправляемой. Если сначала в моем Первом шаге была капитуляция перед веществом отравлявшим мне жизнь, то сегодня Первый шаг для меня – это принятие себя таким какой я есть: Я признал, что можно жить с болезнью зависимость, и жить счастливо. Если раньше я считал, что моя жизнь превратилась в хаос в результате употребления, то теперь, когда алкоголь и наркотики ушли из моей жизни, я убедился, что для восстановления гармонии одного отказа от отравляющих меня веществ недостаточно. Тем более, что теперь моя зависимость ищет иные, не химические формы проявления. Поэтому, теперь для меня Первый шаг - это ещё и признание, что я управляю не жизнью, а моим выздоровлением.

Второй шаг: Пришел к убеждению, что есть сила более могущественная, чем моя собственная, способная восстановить гармонию мира во мне. Второй шаг для меня – признание, что дисгармония находится во мне, мир же продолжает жить в гармонии. Раньше я думал, что жизнь дефектна. Считая так, я не мог ни чего поделать с этой жизнью и с собой в ней - ведь я не мог изменить мир. Сегодня я считаю, что дело во мне, в моем взгляде на мир, а с этим я могу работать. В первом шаге я отказался от иллюзии того, что собственной силой я могу справиться с проявлениями зависимости. Во Втором шаге я увидел воочию силу которая справилась с симптомами зависимости в жизни большого количества людей.

Сначала я увидел гармонию в людях, которые уже проделали Шаги и нашли способ жить и радоваться жизни, несмотря на то, что больны алкоголизмом и наркоманией. Они сказали мне: «ты не один», «выход есть», «это работает, если работаешь, работай, ты этого достоин», «возвращайся». Я доверился им и Программе выздоровления, которой они наши применение в собственной жизни. Общение с ними постепенно вернуло мне ясность,  по поводу того, что со мной происходит. Этот ясный взгляд, что изменить в моих силах, а что мне не подконтрольно, я называю здравомыслием.

Третий шаг: Я принял решение препоручить мою волю и жизнь заботе силы, более могущественной, чем моя собственная. Другими словами: я положился на Бога в моем собственном понимании, отвергнув понятия о Боге, приведшие меня к краху. Я освободился от старых предрассудков, мешавших мне действовать. На этом этапе я осознал строчки: «Полумеры ничем не помогли нам. Мы подошли к поворотному моменту. Все отринув, мы просили Его о попечении и защите». Я не только доверился, но вступил в Программу действий: Я начал действовать.

 

V Программа в действии.

 

Четвертый шаг: Я получил ключ к новому образу жизни – честность по отношению к себе: я провел инвентаризацию качеств личности. Я делал это тщательно, насколько мог на тот момент и бесстрашно, насколько мог совладать со своими страхами. Этот шаг я проделывал не один раз и по разным методикам. Сразу сделать его не смог – месяца два топтался вокруг да около. Пока не понял: чтобы написать Четвертый шаг, надо сесть и писать. И еще - я не могу это делать один.

Пятый шаг: Я признал перед собой, Богом и другим человеком истинную природу моей болезни – это эгоцентризм, изоляция и уход от реальности. Основа моего заболевания - эгоизм и нечестность. Этот шаг дает также понимание моих сильных сторон, в которых корень моего выздоровления: быть открытым, искать гармоничных взаимоотношений с миром, жить здесь и сейчас. Инструменты: принятие, безусловная любовь (бескорыстие), и честность. Пятый шаг показывает простоту Программы, которая, как и болезнь, находится в пределах моей природы, а не дана мне извне или свыше. Человек - самовосстанавливающийся организм, и Сила, которую я называю Богом, отпечатлена в моей собственной природе. Зависимость извращает качества моей личности в дефекты характера.

Шестой шаг: Я полностью подготовился к тому, чтобы Сила, способная изменить меня, восстановила мой организм в изначальной чистоте. Это предполагает, что мое «чистое» время качественно меняется. Процесс зависит от моей решимости, а не от моих усилий, поскольку мои силы всё ещё скованы эгоцентризмом. Однако, с этого момента я готов поступать по-новому.

Седьмой шаг: Я начинаю освобождаться от оков эгоцентризма, чтобы опереться на Силу, способную выпрямить искажения и вернуть мне ясный взгляд на мир. Я смиренно просил Бога об исцелении от зависимости, обретении целостности, которая является для меня возвращением к гармонии с миром и самим собой. Начиная с этого шага, я больше никогда не буду оставаться один на один со своей болезнью, я не одинок в выздоровлении. Образ смирения был показан мне, когда я стоял на берегу Онеги, и волны, поднимая песчинки, разбивались у моих ног. Песчинки были вокруг ног и под ними, с набегавшей волной я оседал под тяжестью тела. Каждая песчинка, подчинившись силе водной стихии, находила свое место. И сам я опускался до тех пор, пока не нашел свое. Подобно песчинке в водной стихии смиренный человек, знающий свою меру, не противится силе стихии, в которой он существует. Сила, как вода песчинку, продолжает оттачивать человека. Безумием было бы для песчинки сопротивляться волне. Безумие моей болезни выражается тогда, когда я считаю себя единственной движущей силой, когда я думаю, что сам руковожу процессом жизни. Смирение состоит в том, чтобы в конкретное время находить свое место и действовать в гармонии с окружающей действительностью. Знать меру своих сил и не тратить их впустую. Смирение, для меня, быть в мире – отказаться от борьбы.

Восьмой шаг: Обусловлен теми изменениями, которые произошли в моем сознании на предыдущих этапах. Мой взор стал ясен. И я увидел, что вокруг меня есть люди. Теперь я составил список всех людей, которым я причинил вред, и преисполниться решимостью возместить им ущерб нанесенный моей зависимостью. Список восьмого шага я написал уже тогда, когда написал таблицу четвертого шага. Суть восьмого шага не в списке, а в решимости возместить ущерб. Она у меня выросла из желания жить по-новому.

Девятый шаг: Я возмещаю ущерб этим людям, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-то другому. Я не ищу возможности возместить ущерб, а только заявляю высшей Силе о том, что готов к этому. И прошу помочь мне исправить свои собственные изъяны, уходящие корнями в мое прошлое. Высшая Сила решает, где возможно, а где нет возможности расставить всё по своим местам в материальном мире. Суть девятого шага, на мой взгляд - возместить ущерб самому себе, восстановить нарушенную болезнью гармонию между мной и окружающей меня действительностью.

Первый мой возмещенный ущерб не был из списка, а исходил из сердца и сложившихся обстоятельств. Я объяснил своим близким, что заставляло меня причинять им боль. Я говорил о зависимости как о моей болезни и желании жить по-новому, за этим следовал мой новый образ действий, а результатом были новые отношения с этими людьми.

Сегодня, проделав Девятый шаг с теми, кого дала мне высшая Сила, я забочусь о том, чтобы не поступать по-старому. Я живу новой жизнью, когда не опираюсь на зависимость, на дефекты характера и модели поведения, усвоенные в дисфункциональной среде. Сегодня я свободен от пагубного стремления безудержно употреблять такие наркотики, как власть, оценка окружающих, зависть, ненависть, жалость к себе, своекорыстие, созависимость. И прошу сил для того, чтобы поступать по-новому.

 

VI Программа на регулярной основе.

 

Десятый шаг: Для того, чтобы жить по-новому, я продолжаю инвентаризацию, начало которой я положил в Четвертом шаге, и когда допускаю ошибки, сразу признаю это. Десятый шаг на ежедневной основе – гарантия успешности и благополучия. Для меня слова успешность, благополучие и выздоровление - в данном случае синонимы. Пока я воспринимаю жизнь такой, какая она есть здесь и сейчас, я не совершаю ошибок. А если чувствую, что жизнь потеряла радость и осмысленность, то явно, что я начинаю отдаляться от источника жизненной силы и радости. Это значит, что моя болезнь нашла лазейку и просачивается в мое восприятие действительности.

Не сам мир, а мое восприятие мира нарушается моей зависимостью. Самонаблюдение ведется в нескольких сферах моей деятельности. Это мое физическое состояние, эмоциональное, духовное - сфера ценностей и личностного роста. Социальная сфера – бизнес и благотворительность, ближайшее окружение – мои близкие и родные. Поскольку я считаю человека целостным существом, не делимым на тело и душу, сферы эти тесно взаимосвязаны. И если в одной из них возникает брешь, то это отражается на самочувствии всего организма. Так, если я голоден (физическая сфера) - возникает упадок настроения (эмоциональная сфера). Если не способен миролюбиво относится к миру (духовная сфера), то способен нагрубить заказчику (социальная сфера) и потерять прибыль или осложнить процесс работы, испортить отношения с близкими (сфера ближайшего окружения).

Инструмент первой помощи в любой ситуации, вызванной дисбалансом сфер - взять паузу, успокоиться и поразмыслить. Помогают наладить контакт с Источником гармонии и эмоциональной стабильности капитуляция, молитва и медитация.

Одиннадцатый шаг: Путем умиротворения и размышления я стараюсь улучшить свой осознанный контакт с Источником Силы, вопрошая лишь о знании моего предназначения здесь и сейчас, и о даровании силы для его осуществления. На этом этапе у меня произошло осознание того, что я улучшаю свои взаимоотношения с Богом, а не принимаю постулаты, навязанные извне. Ибо это было бы равносильно тому, чтобы признать, что я только обретаю Бога, которого не было до Программы в моей жизни. Это не так. Сила была всегда, но её скрывали религиозные стереотипы о Боге. За идеей Бога я не видел самого Бога.

Я не видел и не осознавал Реальности сохранявшей и поддерживавшей мои жизненные силы на протяжении жизни. Я не ценил этот Источник жизни и душевной гармонии, а потому постоянно терял связь с ним. Этим я убивал себя. И убегал от действительности, не принимая её. Отсюда - мое незнание реальной жизни, моя потусторонность, потерянность, асоциальное поведение, неведение смысла моего существования, враждебное отношение к миру и людям, на почве которых процветали мои дефекты характера. Я восстанавливаю утерянную связь с основанием жизни, с её конкретным смыслом здесь и сейчас.

Когда целью становится выздоровление, всякое действие рассматривается через призму целесообразности: «Что это дает моему выздоровлению»? Каждый день, начинающийся с медитации о выздоровлении и заканчивающийся молитвой благодарности, есть для меня осуществление Одиннадцатого шага.

В результате жизни по Программе я вышел из изоляции и отчуждения, моя жизнь обрела осмысленность и ценность. Я обрел эмоциональное равновесие и душевный покой. Двенадцатый шаг: Состоит в том, чтобы делиться этим образом жизни, этой радостью с теми, кто ещё страдает. А это возможно только в том случае, если мой духовный рост находится в постоянном развитии, и я применяю принципы Программы во всех сферах моей деятельности. В Двенадцатый шаг входят спонсорская помощь и служение. Служение - в моем понимании на сегодня – это бескорыстная забота о других.

 

VII Забота, простота и единство.

 

Мое служение началось, когда у меня было четыре месяца «чистого» времени. Я приехал в город, где жил последние четырнадцать лет и употреблял последние одиннадцать. Здесь не было групп, на которые я мог бы ходить для того, чтобы поддерживать трезвый образ жизни. Я пошел в областную наркологию и говорил с главврачом. Мне было страшно, но в то же время я чувствовал поддержку и знал, что я не один, поскольку нашел поддержку выздоравливающих зависимых в Интернет.

Я связался с выздоравливающими алкоголиками из соседней области, где уже в течении пяти лет действовала группа АА. Совместно мы провели открытое собрание, на которое пригласили больных из общего отделения наркологии, родственников зависимых. После проведения собрания мы раздавали визитки с номером моего телефона, теперь он принадлежит вновь организовавшейся группе. На тот момент нас было трое - тех, кто решил выздоравливать по Программе АА. До года мое служение фокусировалось на нуждах этой молодой группы: распространять информацию о нас, искать помещение для проведения собраний и заботиться о том, чтобы они проходили на регулярной основе.

Затем я переехал в Петрозаводск для подготовки проведения Форума двенадцатилетия группы АА в Интернет «Весвало». Содружеству АА Карелии исполнился 21 год, я познакомился с большим количеством людей, выздоравливающих по Программе. Однако здесь не было группы Анонимных Наркоманов, которую я так надеялся найти. Поскольку к этому времени я дорос до понимания своей зависимости, как болезни, напрямую не связанной с алкоголем и другими наркотиками. Здесь были люди, которые в прошлом употребляли наркотики. Они и составили костяк новой группы АН «Руна», первой в Карелии. Мы начали с наркологии, с беседы с главврачом. Нашли помещение, стали собираться сначала один, а затем три раза в неделю. Принципы, которые я усвоил при организации группы АА в Белгороде, помогли и здесь при организации группы АН. Мы доносили информацию, распространяя буклеты в наркологии и других организациях, дали объявление в газету, посещали наркологию раз в неделю. Теперь в наркологии мы раз в неделю проводим собрание для новичков.

В простоте своей Программа для меня звучит так: 1) Я не могу сам. 2) Есть тот, кто может. 3) Я доверяю: пусть он об этом позаботится. 4) Я  разберусь в себе, и 5) выйду из изоляции. 6) Я приготовился и 7) начал приводить себя в гармонию. 8) Вокруг меня есть люди и 9) я налаживаю контакты с ними, 10) с самим собой, 11) налаживая контакт с Общим для всех. 12) Я обретаю целостность и делюсь исцелением с другими.

 

Сегодня я испытываю чувство благодарности к Силе, которая пришла ко мне как реальная помощь, забота и любовь через людей встретившихся мне на моем жизненном пути, от человека, приведшего меня в Программу, от впереди идущих выздоравливающих зависимых, от моего спонсора. От тех, кто оказывал мне спонсорскую помощь, делясь опытом прохождения Двенадцати шагов. Я благодарен не только тем, кто давал мне, но и тем, кто принимал от меня весть о выздоровлении. Тем, кто приходил и ходит на собрания групп, моим подопечным. И тем, кто ищет дорогу к выздоровлению.

 

Каждое утро я настраиваю себя с помощью молитвы и медитации, чтобы быть дееспособным, результативным в личной и общественной жизни, и полезным для тех, кому могут помочь только выздоравливающие зависимые. Я регулярно общаюсь с наставником из АН и пишу с ним шаги по Руководству АН, несу служение на домашней группе, посещаю собрание группы АН и общаюсь с подопечными. В выздоровлении нет отпусков, и я ежедневно делаю что-то для своего духовного роста. Написав свою личную историю, я сделал еще один шаг по пути своего выздоровления. Спасибо.

   
3/596   

   
 



[ Время генерации скрипта: 0,0490 ]   [ Использовано запросов: 26 ]   [ Использовано памяти: 3,624 Мб. ]   [ GZIP включён ]