СМС-ки  Скрыть СМС-чат


В нашей областной газете "Красный Север" вышла статья об АА и с моей историей.
Имел честь пообщаться с журналисткой из этой газеты.
Привожу черновой вариант этой статьи, присланный мне по электронке на корректировку неточностей.
с небольшими изменениями статья опубликована в № 56, от 27 мая 2010 г.


ВОЗВРАЩЕНИЕ С ТОГО СВЕТА

- Меня зовут Олег. Я – алкоголик. Здравствуйте!
Заметив мой недоумевающий взгляд, поясняет:
- Алкоголик Олег. Так принято представляться у нас в группе Анонимных алкоголиков – АА, как мы говорим.


АНАТОМИЯ БОЛЕЗНИ
То, что поведал о себе Олег, немногим отличается от тысяч и даже миллионов рассказов о том, как обычный молодой человек, собиравшийся жить долго и счастливо, превратился в алкоголика, для которого весь мир сосредоточился в том, как бы раздобыть и выпить очередную рюмку водки, а потом ещё одну и ещё, и ещё… И почувствовать себя счастливым и свободным! Счастливым и свободным?

- Как и все, кто начинает пить, я и мысли не допускал, что стану алкоголиком, - начал он свой рассказ. - После восьмого класса поступил в техникум. Как раз тогда это и началось: я считал себя вполне взрослым для того, чтобы приобщиться к алкоголю. Нет, вы не подумайте, что я сразу начал напиваться. Но в том, чтобы «чуть-чуть» выпить с друзьями, не видел ничего особенного. Водка тогда была по талонам, но нам удавалось где-то раздобыть иногда. Как правило, это было на дискотеке. Пили для храбрости, для общения. И действительно, выпитая стопка как-то раскрепощала, помогала общению с девочками. Как-то мама заметила, что от меня пахнет, закатила жуткий скандал. Естественно, потом старался, чтобы она ни о чем не догадалась, тем более, что до поросячьего визга в те годы мы не напивались. Днём учились, а по вечерами, на улице - с гитарой в компании подростков -это было обязательным.
Первые проблемы начались, наверное, в армии. Отправился я туда, как положено, в 18 лет, без всяких отсрочек. Там были и взыскания, и десять суток гауптвахты. Понимал, что нельзя, но каким-то образом ухитрялся выпить. Не один, конечно, с сослуживцами. Честно говоря, таких, кто совсем бы «не употреблял», я там не видел.
Мне тогда казалось, что я – как все, но, видимо, кто-то мог удержаться в нужный момент, а я нет.
Я вообще часто думаю: вроде, все пили одинаково, но ведь не все стали алкоголиками. Хотя я не особенно знаю, как сложилась судьба моих собутыльников в разные периоды жизни. Принято считать, что водка объединяет. На самом деле, пьющие люди вместе только в тот момент, когда пьют в одной компании. В другое время они друг другу «до фонаря». Алкоголь разъединяет людей: настоящего друга в пьяной компании не найдешь.
После армии женился, развелся. Но первый брак у меня распался не из-за алкоголя, скорее, как говорят, «не сошлись характерами». Тогда у меня ещё таких запоев не было, хотя уже тогда осознавал, что мне надо больше, чем другим. Наутро, правда, спокойно просыпался, не стремился опохмелиться или продолжить. А вот второй брак у меня точно из-за этого распался. Моя вторая супруга мои проблемы осознала раньше меня, и буквально за руку отвела на кодировку. Мне тогда было лет двадцать семь. Казалось, что кодировка – это так страшно, ущербно, оскорбительно. Как можно два года не пить? Я же полностью выпадаю из жизни.
Тем не менее, я согласился с её требованием, хотя совсем не считал себя алкоголиком. Просто хотелось сохранить семью, и я уступил требованиям супруги. Я тогда работал, хорошо зарабатывал, очень боялся потерять работу.
Через полтора года я запил… Когда жена ушла от меня в первый раз, мне удалось её вернуть, но ненадолго.
Своё тридцатилетие отмечал в наркологии: пошёл туда сам, потому что понял: иначе не остановлюсь. Потом я оказывался там ещё несколько раз.
Всё это время рядом со мной мучилась моя мама. Она меня жалела, а я её – нет! Алкоголики безжалостные люди, они не остановятся ни перед чем, когда хочется выпить. Это сейчас я понимаю, сколько горя ей принес, жалею, стыжусь, а тогда… Тогда было не до неё и вообще ни до чего. Сроки между запоями становились все короче. В последний год максимум четыре месяца мог продержаться. Работу потерял, не стыдился выносить вещи из дома и продавать. Кодировался много раз, но долго не выдерживал.
Потом познакомился с женщиной, стали налаживаться отношения. Я очень старательно скрывал от неё свою проблему и, должен сказать, это меня всё-таки сдерживало, но лишь какое-то время.
Самое трудное были командировки: понимал, что если сорвусь, потеряю работу. Говорил себе: чуть-чуть, и стоп. В первый вечер получалось, а потом катилось безудержно. Это позже мне объяснили, что существует механизм «запуска на орбиту»: он включается и постепенно набирает скорость. После первой рюмки вопрос запоя – только вопрос времени: у кого-то быстрее, у кого-то медленнее. Что может произойти дальше, я тогда уже хорошо представлял, благо, примеров вокруг было достаточно: белая горячка, сердце, самоубийство, эпилепсия…
Когда чувствовал, что самому не выйти из многодневного запоя, отправлялся в наркологию.
Понятно, что потеря работы, статья в трудовой были неизбежны. В последние годы постоянно менял работу: жалели, брали, потому что специалист я хороший, но всё до очередного запоя.
Все это время я понимал: надо бросать пить, но так же хорошо осознавал, что сам с этим не справлюсь.
Люди добрые подсказали, что есть в Вологде такой реабилитационный центр «ПАЛИНАР» - помощь алкоголикам и наркоманам. Я о нём раньше никогда не слышал, нигде не читал. Пришел туда, прошёл курс реабилитации, одновременно стал посещать группу Анонимных Алкоголиков. Она оказалась для меня спасением - держусь уже полтора года.

ВРЕЗКА:
Движение Анонимных алкоголиков (АА) началось в 1935 году в США, когда два алкоголика — Вильям Гриффит Вилсон и Роберт Хальбрук Смит — помогли друг другу оставаться трезвыми, заменив выпивку беседой. Этот опыт позволил им объединить других алкоголиков, и в 1937 году группа насчитывала уже 40 участников. К 1995 году сообщество АА насчитывало более двух миллионов членов и работало в 141 стране.
Из всех практикуемых в настоящее время методов работы с зависимыми людьми, наиболее эффективной признана программа «12 Шагов». Поэтому более 17 миллионов человек во всем мире живут в соответствии с этой программой. С момента ее первого опубликования в 1939 году она практически не претерпела каких-либо серьезных изменений.
*В России группы АА появились в 1986-87 годах. Российские Анонимные алкоголики уверены, что главная проблема пьянства в стране – нежелание признать свою болезнь. В итоге большинство россиян просто не хочет лечиться, в то время, как, по некоторым данным, 20% мужского населения нашей страны – около 14 млн. человек – в той или иной степени страдает алкоголизмом. По официальным данным НИИ наркологии Минздрава РФ, в России чуть более 8 млн. алкоголиков-мужчин, около 2 млн. хронически пьющих женщин, и, по неофициальным данным, 0,5 млн. подростков до 14 лет уже страдают от алкогольной зависимости.



АНАТОМИЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ
- Сейчас я посещаю её два-три раза в неделю. У нас в городе несколько таких групп Анонимных Алкоголиков – «Белая ворона», «Баттерфляй», «Северяне». Вообще этому движению в Вологде недавно исполнилось десять лет.
В группе никто не контролирует её членов, никто не ведёт списков алкоголиков и, тем более, не возлагает на них никаких обязательств.
Мы не преследуем каких-либо политических целей. От предложений о финансовой поддержке со стороны кого бы то ни было отказываемся, чтобы дабы не уходить от своей основной задачи и не впадать в зависимость. Живём исключительно за счёт собственных добровольных пожертвований.
Религия? О ней мы никогда не говорим, хотя программа, по которой работает группа, и имеет духовное начало, но к какому-то определённому вероисповеданию она никого не склоняет.
Деятельность содружества проистекает по принципу перевёрнутой пирамиды: здесь нет лидеров и руководителей - ведь перед лицом алкоголизма все равны.
Есть определенная форма проведения наших встреч: говорим о своих насущных проблемах. Высказаться имеет возможность каждый, никто его не перебивает, не комментирует. Это очень важно, на мой взгляд. Может быть, человек обращается к рюмке, потому что не умеет общаться иначе? У меня, например, были проблемы общения с девушками. А выпил – язык развязался и всё легко.
Потом мы беседуем, каждый может предложить свою тему для разговора, пьем чай. Обычно говорим на темы морали, нравственности, духовности. Но ещё раз хочу подчеркнуть, что темы религии и политики в этих разговорах не присутствуют.
Личная жизнь? Живу по-прежнему с мамой. Пока никак. Но я бросил курить, сначала трезвел с сигаретой, а уже полгода не курю. С работой пока сложно, но думаю, что со временем решится и этот вопрос.
Мы ездим в гости в другие города к нашим «коллегам». Я был в Иванове, Карелии, Архангельске, скоро собираюсь в Питер. Мы встречаемся, общаемся, веселимся, мы чувствуем себя счастливыми людьми. Но ни одного пьяного среди нас нет. Вы можете поверить в такое?


КАК ИХ ОСТАНОВИТЬ?
Олег признаёт: АА – это не панацея, а всего лишь попытка. Как известно, алкоголизм неизлечим, но ведь кому-то помогает кодировка, другой находит избавление в группе АА, третьему удается «завязать» самостоятельно.
- Надо признать свою проблему и попытаться выкарабкаться из неё: не помогают специалисты, не можешь сам, попробуй вместе с нами, - говорит он. – Сейчас я готов сказать каждому, кто спросит меня, как мне удалось прожить полтора года трезвым: приходи к нам, послушай, тебя это ни к чему не обязывает, никто у тебя не спросит больше, чем ты сам захочешь сказать. Возможно, тебе это поможет, ведь мне же помогло.
А ещё он собирается обязательно рассказать свою историю сыновьям, чтобы они знали, чего им следует опасаться в этой жизни.

Беседу записала Светлана Дамирова.
   
3/243   

   
 



[ Время генерации скрипта: 0,0394 ]   [ Использовано запросов: 23 ]   [ Использовано памяти: 3,561 Мб. ]   [ GZIP включён ]